четверг, 13 мая 2021
,
USD/KZT: 426.14 EUR/KZT: 517.08 RUR/KZT: 5.81
Нигматулин об интернете в селах: «Прошло уже 10 лет, как люди ждут» Суд вынес приговор риелтору по делу крушения самолета Bek Air В Риддере потушили лесной пожар В Таджикистане готовятся к визиту Токаева Правила присуждения «Алтын белгi» изменились в Казахстане Токаев обратился в Конституционный совет В казахстанских школах усилят меры безопасности после трагедии в Татарстане Таджикистан и Кыргызстан договорились соблюдать соглашения по приграничному вопросу Когда начнется реализация цифрового тенге, рассказали в Нацбанке С 16 мая вводится электронное таможенное сопровождение товаров Женщин задержали после пикета у китайского консульства в Алматы На Байконуре планируется запуск российского модуля «Наука» Казахстанцам из «красной» зоны ограничен допуск в аэропорты и вокзалы Началась регистрация на ежегодный фестиваль Go Viral В МИД Казахстана сделали заявление по ситуации в Восточном Иерусалиме Казахстан вошёл в ТОП-5 стран с самым дешёвым мобильным интернетом Узнать свой статус в приложении Ashyq и перспективу улететь можно лишь в самом аэропорту Нур-Султана Елбасы прибыл в Туркестан В ООН ждут одобрения ВОЗ для использования «Спутника V» 12 мая в Татарстане объявят днем траура по погибшим детям в Казани В столице прошла забастовка рабочих «Астана Тазалык» Сагинтаев о ректорах, которые хотели заработать: «Втихаря хотели сделать, но мы пресекли» 612 палестинцев пострадали в результате конфликта в Восточном Иерусалиме В Казахстане уровень социального прогресса выше, чем в России Маулен Ашимбаев вернулся к работе

Как Россия и Азербайджан могут изменить исход выборов в Армении

Кирил Кривошеев, Московский центр Карнеги

Скорее всего, в России будут следить за развитием кампании, которая только начинается, и по возможности помогать то тем, то другим, выступая в роли судьи на футбольном поле. Рычагов влияния у Москвы немало, но недостаточно, чтобы получить полный контроль.

После тяжелого поражения в карабахской войне и полугода глубокого политического кризиса Армения пытается выбраться из неопределенности с помощью досрочных парламентских выборов. Они пройдут через два месяца – 20 июня. Голосование должно помочь стране выйти на новый этап, где ей предстоит работа над ошибками и выбор дальнейшего пути развития.

Однако легкими эти выборы не будут ни для кого, потому что армянским избирателям предстоит выбирать между тем, что им кажется плохим и еще более плохим. По недавним опросам, за блок действующего премьера Никола Пашиняна «Мой шаг» готовы проголосовать 32%, а за его главного оппонента и бывшего президента Роберта Кочаряна – 6%. Почти половина опрошенных или не определилась, или осознанно не хочет голосовать ни за кого.

При этом главный запрос армянского общества сейчас состоит совсем не в требованиях военного реванша или повышения благосостояния – в такое никто не верит. Люди хотят обеспечить самые базовые потребности – безопасность и сохранение того, что у них осталось. А в качестве дополнения просят честного рассказа о том, что случилось с их страной.

Последнее открывает широкое поле для внешних манипуляций – рассказать армянскому избирателю свою версию «правды» и тем самым повлиять на будущий политический ландшафт страны захотят многие. В том числе и Москва, хотя точно описать ее цели непросто. Не исключено, что ее вполне устроит и сложный коалиционный парламент, разбитый на три части: за Пашиняна, за Кочаряна и всех остальных, за кого будет идти торг при принятии решений.

Вражеские и дружеские голоса

Неформальным началом избирательной кампании в Армении стал визит главных политических оппонентов в Россию. Старый друг Владимира Путина и второй президент Армении Роберт Кочарян, который выступает за «сильную руку» и сравнивал Пашиняна с Навальным, был в Москве в первых числах апреля. Премьер Никол Пашинян – несколько дней спустя. Оба поговорили с Путиным: правда, Кочарян только по видеосвязи, а Пашинян, как и полагается при государственных визитах, – лично.

Оба получили по приятному бонусу. Кочарян дал часовое интервью Владимиру Познеру, которое стало, по сути, изложением его предвыборной программы. А Пашинян привез в Армению первую партию вакцины Sputnik V – пока только 15 тысяч доз.

Такая симметрия в подходе Кремля к обоим кандидатам опровергает популярное мнение, что Москва устала от «слишком прозападного» Пашиняна и ждет возможности вернуть на арену надежного и проверенного Кочаряна. Россия явно не хочет без особой необходимости подрывать свою репутацию в армянском обществе, выступая в роли метрополии, которая навязывает колонии свою волю и кандидатов. Тем более что ей есть что терять: важность укрепления отношений с Москвой в Армении признают 63%, а с США и ЕС – только 16% и 5% соответственно.

Иными словами, за три года у власти Пашинян сумел доказать России, что может быть для нее удобным партнером и не раздражать разговорами о многовекторности. Сделать это оказалось не так-то сложно: прислушиваться к Путину и почаще говорить на приятные ему темы – например, об общей победе в Великой Отечественной войне.

Да, Пашинян не так предан Москве, как Кочарян, который даже в интервью Познеру пообещал, что «не будет пытаться играть и налево, и направо», и дал понять, что дорожит репутацией «друга Путина». Но людей, для которых возвращение старых элит – худший из возможных сценариев, в Армении все больше, и ломать их мнение об колено неконструктивно – не так высока ставка.

Поэтому, скорее всего, в России будут следить за развитием кампании, которая только начинается, и по возможности помогать то тем, то другим, выступая в роли судьи на футбольном поле. Рычагов влияния у Москвы немало, но недостаточно, чтобы получить полный контроль.

Например, столь важный для армянских избирателей вопрос, как возвращение из Азербайджана всех пленных (по данным Азербайджана, их около 60, по данным Армении – около 200), уже не зависит от Москвы напрямую. А позиция Баку в этом вопросе куда жестче московской. Для азербайджанского руководства Кочарян – «террорист» и глава ненавистного «карабахского клана», а Пашинян резко стал преподноситься не как слабый политик, а как законный руководитель Армении, которого следует защищать от посягательств «реваншистов», в том числе из числа военных. Правда, любые рекомендации из Баку вызовут в Армении обратную реакцию, поэтому действовать придется тоньше.

Тайна потерянного «Искандера»

Одной из самых громких и обсуждаемых в Армении историй после войны стало высказывание Пашиняна о российских ракетах «Искандер». Чтобы уязвить своего предшественника Сержа Саргсяна, а вместе с ним и все «старые элиты», он заявил, что армянская армия стреляла российскими ракетами этого типа, закупленными при Саргсяне, но они «не разорвались или разорвались только на 10%».

Эти слова разгневали и армянских военных, и, кажется, Москву, которая сочла их оскорблением российского оружия. Представитель Минобороны Игорь Конашенков заверил: «По имеющимся у нас объективным и достоверным сведениям, подтвержденным в том числе системой объективного контроля, ни один из ракетных комплексов данного типа в ходе конфликта в Нагорном Карабахе не применялся».

Все считали Пашиняна болтуном, который незаслуженно испортил отношения с главным союзником, пока в дело не вмешался Азербайджан. В конце марта в Баку заявили, что обнаружили обломки «Искандера» (причем именно с неразорвавшейся боеголовкой) под Шушой. А потом сообщили еще более важную подробность: модификация обнаруженной ракеты не «Э» (то есть «экспортная», которую Россия легально поставляла в Армению), а «М», которая стоит на вооружении только у российской армии.

«Мы хотим ответа на вопрос, как это смертельное оружие попало в руки армян. Пока мы не получили ответа на этот вопрос, но получим», – негодовал Ильхам Алиев 12 апреля, открывая Парк военных трофеев в Баку.

Проигнорировать такие заявления в Москве не могли. Сейчас в Кремле утверждают, что «по линии военных Азербайджана и России осуществляется плотный диалог, в ходе которого обсуждаются все соответствующие вопросы». А это уже явное отступление от первоначальной позиции, что никаких «Искандеров» не было.

Запутанная история открывает простор для слухов и версий, которыми быстро наполнились СМИ. Самая популярная армянская версия – что обломки «Искандер-М» азербайджанским военным привезли турецкие партнеры, подобрав в Идлибе, – там они действительно применялись российской армией. Некоторые идут дальше и намекают, что именно это может быть истинной причиной закрытия авиасообщения с Турцией – мол, в Кремле знают правду и решили наказать турок асимметрично.

Азербайджанская пропаганда утверждает другое – что «Искандеры-М» могли быть поставлены в Армению незаконно – разумеется, с помощью всесильного армянского лобби и диаспоры.

И ту, и другую версию опровергает заметка от 2018 года в «Коммерсанте», написанная находящимся сейчас в изоляторе «Лефортово» Иваном Сафроновым. В ней «источник в сфере ВТС» прямо говорит, что Армении поставили именно «Искандер-М», что «нарушает договор о распространении ракетных технологий, поскольку дальность поражения цели у этих ракет превышает 300 км». Но поступить так в Москве решили из-за спешки – перевес сил в пользу Азербайджана на тот момент был уже велик и на разработку ослабленной версии «Искандер-Э» не было времени.

На первый взгляд дело раскрыто, но скандал от этого станет только громче. А значит, у армянских политиков появляется шанс заработать дополнительные очки, а у Москвы и Баку – подыграть им или, наоборот, навредить. И без того нестабильная ситуация в Армении будет из-за этого раскачиваться, как трава на ветру.

Например, популярным стал неподтвержденный тезис, что ракеты не взорвались, потому что разблокировать боеголовку могут только российские военные, которые не давали одобрения на пуск. Если это так, то это действительно может ударить по позициям Кочаряна и «старых элит» – зачем покупать оружие, которым нельзя пользоваться по собственному усмотрению?

А можно интерпретировать историю иначе и заявить, что Пашинян поступил безответственно, раскрыв чувствительный секрет Москвы даже без особой пользы для себя – ход войны на том этапе было уже не переломить.

За кого миротворцы

Еще один важный политический фактор в Армении – миротворческая миссия России, развернутая в Нагорном Карабахе. За первые месяцы работы она успела вызвать недовольство и у армянской, и у азербайджанской стороны.

Армяне недовольны тем, что миротворцы де-факто контролируют въезд в Карабах с армянской стороны и не пропускают туда многих журналистов, сотрудников НКО и общественных деятелей по непонятным причинам. Наибольшее раздражение это вызывает, когда речь идет о представителях диаспоры. Их миротворцы, судя по всему, считают подозрительными из-за западных паспортов. Для армянского обывателя это выглядит как сговор Москвы и Баку – тем более что Алиев действительно просил не пускать в регион иностранцев.

С другой стороны, армянскому избирателю есть за что и поблагодарить Москву. Несмотря на недовольство Баку, в Карабахе продолжают находиться армянские военные, хотя по соглашению от 9 ноября они должны были давно оттуда уйти. Российские миротворцы не обращают внимания на эту деталь, хотя, конечно, могли бы.

Наконец, армяне с большим опасением смотрят на проект по разблокированию транспортных коридоров. Баку ясно дал понять, что его в первую очередь интересует только железная дорога в Нахичевань, которая проходит вдоль иранской границы. Но армянам нужна другая дорога: Карс (Турция) – Гюмри – Иджеван – Газах (Азербайджан), чтобы открыть сообщение с Россией и заработать на азербайджано-турецком транзите.

В этом вопросе хороший шанс склонить Москву на свою сторону и защитить национальные интересы есть и у Пашиняна, и у Кочаряна – позвонить Путину могут оба. Вопрос в том, кому Кремль подарит победу, и подарит ли вообще. Впрочем, приход к власти Кочаряна может создать немалые проблемы с разблокированием транспортных коридоров – уж слишком это противоречит его имиджу «ястреба» в отношениях с Азербайджаном.

Роль у Запада в этой запутанной схеме, разумеется, тоже есть, но не слишком большая. И Ереван, и Баку уже обращались к США, Евросоюзу и НАТО по волнующим их вопросам. Но возможности добиться вывода армянских войск из Карабаха или вернуть армянских пленных из Баку у Запада нет.

«Россия должна определиться с тем, какую Армению она хочет видеть, – сказал в недавнем интервью президент Армении Армен Саркисян, как бы приглашая Москву к роли внутреннего модератора. – Первая – это ослабленная и крайне зависимая страна, где идет постоянная борьба узких групп влияния… ищущих расположения «старшего брата». Вторая – это сильная Армения, которая использует все имеющиеся у нее ресурсы и потенциал для укрепления своего авторитета и своего союзника и продвижения ее интересов». Однако пока Армения, Россия и Азербайджан завязаны в треугольник карабахского урегулирования, влияние на армянские выборы может оказать не только старый союзник, но и заклятый враг.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33