пятница, 30 июля 2021
,
USD/KZT: 424.51 EUR/KZT: 504.06 RUR/KZT: 5.81
Как пандемия повлияет на президентские выборы в Узбекистане? Банки Узбекистана начали опережать казахстанские по темпам и качеству кредитования Лук, капусту, картофель и морковь в Казахстан везут из-за рубежа Создание мурала Оспан Батыру и Кенесары столкнулось с препятствиями Центральноазиатская интеграция набирает темпы ЧС объявили в Степногорске после прошедшего урагана Цены на уголь начали расти до начала отопительного сезона Аким привозил избирателей на служебном автомобиле в сельском округе Павлодара На поселковых выборах победил «кандидат от ЛДПР» и племянник экс-акима области Цены на лекарства растут, несмотря на рост производства Moody’s повысило рейтинги Kaspi Bank Кандидат от ЛДПР: нуротановский выдвиженец в акимы поселка под Темиртау перепутал партию Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные

Воспоминания кадрового дипломата

Exclusive.kz выпустил в свет книгу легенды казахской дипломатии Вячеслава Гиззатова «Время перемен». В ней он рассказывает о малоизвестных деталях истории становления независимого Казахстана.

Сегодня мы публикуем эпизод, в котором автор рассказывает о неофициальных каналах установления контактов, а также свои первые впечатления о президенте Касым-Жомарте Токаеве.

Нередко бывает так, что официальные каналы и формализованные переговоры по различным причинам оказываются недостаточно эффективными, и стороны прибегают к неофициальным каналам. Особенно это характерно для разведки. Такой формой контактов между советскими и китайскими дипломатами, среди которых с обеих сторон были и сотрудники разведки, стала так называемая «банная дипломатия».

Свое название этот канал контактов получил от финских бань в Москве, куда мы на регулярной основе приглашали наших китайских коллег. В этих банях, где разговор шел в буквальном смысле не только «без пиджаков», а вовсе без ничего, мы с китайскими коллегами вели взаимный зондаж того, как другая сторона может отозваться на ту или иную инициативу, направленную на восстановление или улучшение отношений в различных областях. Высказанная партнерами идея передавалась «наверх» с соответствующими комментариями и рекомендациями. Если она была приемлема, то предложение вносилось по дипломатическим каналам и включалось в повестку официальных переговоров. Если же другая сторона считала, что для такой инициативы еще не созрели условия или она не приемлема по другим причинам, то нам давали понять, что не следует вносить такое предложение по официальным каналам, так как оно не будет воспринято положительно. Это позволяло сводить к минимуму негатив, накапливать позитив, формировать благоприятную атмосферу на переговорах и быстро продвигаться вперед.

«Банная дипломатия» оказалась настолько эффективной, что китайское Посольство в Москве специально закупило в Финляндии сауну, чтобы иметь возможность отвечать на наши приглашения и соблюсти тем самым принцип взаимности.

Процесс нормализации советско-китайских отношений продвигался хорошими темпами, что объяснялось, прежде всего, наличием с обеих сторон соответствующей политической воли. Начала обсуждаться идея официального визита Президента СССР М.С. Горбачева в Пекин. Обе стороны через «банный канал» и официальные каналы начали прорабатывать содержательную часть встречи М.С. Горбачева и Дэн Сяопина. Было достигнуто взаимопонимание о том, что одним из основных результатов визита должно стать подписание Договора о советско-китайской границе. Как известно, проблема границы чуть не привела к войне двух держав. Ее решение послужило бы краеугольным камнем в фундамент будущих добрососедских отношений с Китаем.

В Нью-Йорке на ежегодной сессии Генеральной Ассамблеи ООН состоялись закрытые переговоры между министром иностранных дел Э.А. Шеварнадзе и его китайским коллегой Цянь Цичэнем. Э.А. Шеварнадзе дал ясно понять, что советское руководство готово снять проблему двух островов у г. Хабаровска (Тарабаровский и Большой Уссурийский), которая оставалась нерешенной. Передача указанных островов Китаю, на чем настаивал Пекин, открыла бы путь к заключению Договора о границе, следовательно, и к полномасштабной нормализации советско-китайских отношений.

Исходя из договоренностей между Э.А. Шеварнадзе и Цянь Цичэнем, советская правительственная делегация на пограничных переговорах начала готовиться к их очередному раунду, который должен был состояться в Пекине. Мы все были в приподнятом настроении, так как за долгие годы появилась, наконец, перспектива окончательного решения пограничного вопроса с КНР. Накануне вылета в Пекин И.А. Рогачева вызвали на заседание Политбюро ЦК КПСС для получения, как мы предполагали, соответствующих директив к переговорам.

На следующий день после обеда собрались в аэропорту, где нас ожидал спецборт. Впервые со второй половины 1960-х годов полетели через Алма-Ату и Урумчи. В этом просматривался позитивный настрой китайских властей.

Ночью сели в аэропорту Алма-Аты, где нас встречал министр иностранных дел КазССР Михаил Иванович Исеналиев, который дал ужин в честь делегации. Следующая посадка, уже ближе к утру, была в Урумчи, столице Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. В аэропорту встречало руководство СУАР, которое также оказало гостеприимство. Все складывалось как нельзя к лучшему.

Под утро вылетели в Пекин. Внизу в лучах восходящего солнца сверкали покрытые девственными снегами горы Тянь-Шаня. Было так величественно и неописуемо красиво, что дух захватывало.

Когда самолет набрал высоту, нескольких старших членов делегации, в их числе и меня, пригласили в салон к Рогачеву. Игорь Алексеевич подробно рассказал о заседании Политбюро. По его словам, когда он начал развешивать карты советско-китайской границы, Горбачев попросил убрать карты и спросил, с чем едете в Пекин. На слова Рогачева о договоренности Э.А. Шеварнадзе с китайским министром о передаче КНР двух островов у Хабаровска, что должно обеспечить успех переговоров, так как все другие вопросы о границе уже согласованы, Горбачев довольно резко заявил, что никаких островов передавать китайцам не будем. Рогачев, естественно, спросил, а как быть с обещанием Цянь Цичэню, и получил ответ, - «на то вы и дипломаты, чтобы выкручиваться из этого положения». «Таковы вот директивы», - заключил Рогачев и спросил, - «что будем делать?». Прозвучали различные предложения, но было видно, что они не удовлетворяли его. Дошла очередь и до меня. Я высказал предположение, что, если мы начнем разговор с этой неприятной для китайской стороны новости, то есть реальная опасность срыва переговоров. Китайская сторона вполне обоснованно возложит ответственность за это на нас. Кроме того, есть большая вероятность того, что в негативную сторону изменится и отношение китайцев лично к Рогачеву. Это может подорвать уже сложившееся взаимное доверие и затруднит дальнейшие переговоры.

Исходя из такого понимания ситуации, я предложил первые два дня переговоров придерживаться наших прежних заготовок, основанных на договоренности Э.А. Шеварнадзе и Цянь Цичэня. Неприятный сюрприз для китайцев приберечь для встречи с членом Постоянного Комитета Политбюро ЦК КПК, Премьером Госсовета Ли Пэном, который учился в Советском Союзе, является убежденным сторонником нормализации отношений с нашей страной. Он является именно тем человеком, который не заинтересован в срыве переговоров, и доложит неожиданно возникшую ситуацию в Политбюро ЦК КПК в нужном нам ключе. Я высказал уверенность, что такая тактика позволит нам спасти как переговоры, так и репутацию главы нашей делегации, так как создаст у китайцев впечатление, что директиву об изменении позиции по двум островам он получил уже находясь в Пекине, и к такому неприятному для китайской стороны повороту не имеет отношения.

Игорь Алексеевич внимательно выслушал, и после короткого размышления заявил, что именно так мы и поступим. «А ты, Слава (со времени нашей совместной работы в Пекине в 70-е годы он обращался ко мне по имени), можешь в Пекине быть свободным от переговоров и использовать время по своему усмотрению, так как свою задачу ты уже выполнил», - сказал он.

Не скрою, что этот эпизод я до сих пор вспоминаю с удовольствием, как хорошо проделанную работу. Причастность к большому делу, сознание своего маленького вклада в разрешение трудной ситуации неизменно греет душу.

В этот приезд в Пекин я познакомился с Касым-Жомартом Кемелевичем Токаевым. В те годы, по молодости лет, мы звали его Жомарт. Он тогда был вторым секретарем Посольства и, в соответствии с нашими национальными традициями, уделил мне внимание как старшему по возрасту соотечественнику. Разрешение проводить время по своему усмотрению пришлось весьма кстати, и с его помощью мы побывали в разных районах изменившегося и во многом нового для меня Пекина, посетили магазины и рестораны, что в Китае, само по себе, увлекательное занятие.

Касым-Жомарт Кемелевич произвел на меня хорошее впечатление. Он обладал тонким чувством юмора, владел в совершенстве китайским языком. Обладал аналитическим умом. Отзывы о нем старших дипломатов Посольства были неизменно положительными.

Он и внешне производил благоприятное впечатление. Выше среднего роста, с правильными привлекательными чертами лица, темными, светящимися умом глазами. Манерами и речью он подтверждал свое происхождение из интеллигентной семьи, где ценятся знания и хорошее воспитание. В этом я постоянно убеждался на протяжении многих лет совместной работы и неформального общения.

Тесные деловые и товарищеские отношения у нас сложились во время работы в казахстанском МИДе в первые годы Независимости. Без преувеличения можно сказать, что Касым-Жомарт Кемелевич на постах заместителя, первого заместителя министра, а затем и многолетнего Министра иностранных дел проявил выдающиеся качества талантливого дипломата и организатора, в нашей дипломатической среде он по праву считался главной фигурой в деле формирования внешней политики и дипломатической службы независимого Казахстана. Это нисколько не умаляет роль и других наших известных дипломатов, в том числе и первого министра иностранных дел Т.С. Сулейменова. Но бесспорно то, что вклад Касым-Жомарта Кемелевича, его незаурядные деловые качества выдвигают его на первое место среди отцов-основателей дипломатической службы нашего молодого государства.

Несмотря на свою молодость, Касым-Жомарт Кемелевич с первых дней работы в казахстанском МИДе не ограничивался узко профессиональными проблемами, а живо интересовался политической жизнью и общественными процессами в стране. Считаю вполне обоснованным, что Н.А. Назарбаев уже тогда обратил на него внимание, и, выдвинув на пост Министра, открыл перед ним широкие перспективы для политической деятельности. В дальнейшем, на постах Премьер-Министра, Государственного секретаря, Председателя Сената Парламента, Касым-Жомарт Кемелевич сполна оправдал оказанное ему доверие, стал одним из ближайших и надежных соратников Елбасы.

Мы, его коллеги по дипломатическому цеху, были горды тем, что Касым-Жомарт Кемелевич вышел на широкую международную арену, удостоившись чести занять пост Заместителя Генерального секретаря ООН, Генерального директора отделения ООН в Женеве. Как один из руководителей этой всемирной организации, он высоко поднял престиж нашей страны, ее внешней политики, в разработку и осуществление которой внес решающий личный вклад.

Особую гордость мы испытали, когда Касым-Жомарт Кемелевич был выбран Елбасы своим преемником, а затем всенародным голосованием был избран Президентом Республики Казахстан.

Уверен, что Касым-Жомарт Кемелевич полностью оправдает надежды нашего народа и под его руководством Казахстан будет успешно продвигаться по пути экономического развития и социального прогресса. Пусть Аллах будет его покровителем, а мы, его коллеги и соратники, всегда будем ему надежной опорой.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33