воскресенье, 19 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.3 EUR/KZT: 501.05 RUR/KZT: 5.81
Jysan Bank подал заявку на покупку российского Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) Хорошие позиции Казахстана в рейтинге Doing Business оказались под вопросом Kaspi.kz  объяснил, почему не может заниматься цифровизацией правительства «Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается Под Алматы освятили вновь отстроенный Михайловский храм, сгоревший три года назад Министр Багдад Мусин: «Мы не отдадим Егов РФ!» В Казахстане зафиксирована самая высокая инфляция за последние 14 лет Минфин намерен ужесточить проверки МСБ Аграрии – самые низкооплачиваемые работники в стране Казахстан может быть изолирован от интернета вместе с Россией МСБ задыхается без денег, но прибыль банков рекордно растет Доходность пенсионных активов растет Как получить сельскую ипотеку Малый бизнес — большой кризис: неактивных предприятий стало на 19% больше Ждет ли Казахстан девальвация? Доля отечественных производителей в госзакупках Казахстана снижается   Куда делся министр Цой? Из Казахстана денег за рубеж уходит в 3 раза больше, чем поступает Цены на подсолнечное масло в Казахстане превысили мировые Летописцу Алматы Владимиру Проскурину – 75 лет

Будет ли четвертая промышленная революция способствовать устойчивому развитию?

Виктор Галаз

Лидеры Кремниевой долины обещают нам бессчетные выгоды грядущей четвертой промышленной революции. Они говорят, что она уже происходит и набирает обороты, например, в области искусственного интеллекта и других технологий, и предупреждают нас о том, что опоздавшие в этой гонке останутся ни с чем.

Этот переворот, основанный в том числе на вкладе робототехники, био- и нанотехнологий, 5G и интернета вещей (IoT), несет нам революцию общего значения. Его лидеры и их сторонники обещают, что он поможет обществам решить проблему изменения климата, бедности и неравенства, а также остановить стремительный процесс утраты биоразнообразия.

Эта революция может быть такой. А может и не быть.

Рассмотрим последнюю цифровую революцию, которую принесли нам Google, Facebook и Twitter, изменив способ распространения информации по всему миру. Поначалу возможность подключаться к другим пользователям в Интернете, а также беспрепятственно создавать и обмениваться цифровым контентом через постоянно растущие виртуальные социальные сети казалась очевидной выгодой.

Но сегодня возникший на этих платформах глобальный поток дезинформации затрудняет борьбу с пандемией COVID-19 и с изменением климата. Мало кто осознавал происходящее, пока не стало слишком поздно, и теперь мы вынуждены иметь дело с последствиями.

Так как же общества могут минимизировать риск непреднамеренного, невежественного или злонамеренного использования технологий следующего поколения?

В моей работе все больше внимания уделяется столкновению двух миров. Техносфера состоит из созданного людьми вещества, которое составляет примерно 30 триллионов тонн, или 50 килограммов (110 фунтов) на квадратный метр поверхности Земли. Биосфера – это тонкий слой, цепляющийся за поверхность Земли, где процветает жизнь и где люди наслаждались относительно стабильным климатом на протяжении 10 000 лет.

Я впервые заинтересовался взаимоотношениями между этими мирами, когда изучал развитие полуавтоматических глобальных систем раннего предупреждения для контроля заболеваний. Это заставило меня понять, насколько глубоко технологии меняют поведение людей, организаций и машин. Иногда это влияние бывает линейным, простым и прямым. Но чаще всего влияние технологических изменений оказывается косвенным; оно реализуется посредством сложных сетей и причинно-следственных связей и становится видимым для нас только через долгое время. Социальные сети – хороший тому пример.

Техносфера окружает нас повсюду. Она постепенно превращается в так называемую «когнитивную инфраструктуру», которая способна обрабатывать информацию, рассуждать, запоминать, учиться, решать проблемы и иногда даже принимать решения с минимальным вмешательством человека за счет повышенной автоматизации и машинного обучения.

С точки зрения эволюции — это может оказаться гигантским скачком. Но решения, касающиеся разработки и направления развития техносферы, должны отражать социальные цели и состояние планеты. Поэтому построение более устойчивого будущего требует от нас переосмысления некоторых глубоко укоренившихся представлений о роли технологий и, в частности, искусственного интеллекта (ИИ).

Самым большим императивом может быть расширение доминирующего стереотипа о роли ИИ в борьбе с изменением климата. В своей простейшей форме данный стереотип фокусируется на использовании ИИ для прогнозирования климата или оптимизации энергетических систем или транспортных потоков. Но климатическая система фундаментально связана с биосферой с ее биоразнообразием, лесами, океанами и сельскохозяйственными экосистемами. Ответственный подход к разработке и развертыванию ИИ, который будет способен решать неотложные задачи в области устойчивого развития, требует принятия во внимание этой связи с живой планетой и нашей роли в ней.

Более того, определение вклада ИИ с точки зрения оптимизации и эффективности – неправильный подход к повышению долгосрочной устойчивости людей и планеты. Устойчивость – это способность преодолевать потрясения и адаптироваться к меняющимся условиям, а она требует разнообразия и богатства вариантов. Город, в центре которого проходит одна огромная автострада, в случае внезапного наводнения или террористической атаки может легко оказаться в ситуации транспортного коллапса. Более устойчивым окажется такой город, в котором можно добраться из одного места в другое множеством маршрутов.

Системы, оптимизированные для максимального увеличения урожайности (например, определенной культуры), подвержены потрясениям и меняющимся обстоятельствам. Оптимизация сельскохозяйственных угодий для получения максимальной урожайности с использованием прогнозной аналитики и автоматизации – заманчивая стратегия, но она может ускорить потерю местных экологических знаний, усилить существующее неравенство и повысить зависимость от монокультур в ответ на коммерческое давление.

Потенциал ИИ в решении проблемы климата заключается не в оптимизации систем, а в расширении возможностей людей по защите биосферы. Сегодня мы остро нуждаемся в таком широком взгляде на данную проблему. Но существуют два больших риска, связанных со стремлением направить интеллектуальные машины на содействие управлению биосферой.

Первый – это ажиотаж. По мере роста давления на нашу планету и климатическую систему растут и надежды на то, что решения на основе ИИ помогут нам разобраться с глубокими социальными, экономическими и экологическими проблемами. Мы обладаем ограниченным пониманием того, действительно ли ИИ способен предложить большие климатические преимущества (и кому), а существующие оценки часто непомерно оптимистичны, особенно с учетом того, что нам уже известно о технологической эволюции. По мере развития и распространения технологий искусственного интеллекта все утверждения должны подвергаться тщательной и независимой проверке.

Второй риск – это ускорение. Развертывание систем искусственного интеллекта и связанных с ними технологий, таких как IoT, 5G и робототехника, вполне может привести к ускорению потери устойчивости биосферы и увеличению добычи ископаемого топлива и сырья, лежащего в основе этих технологий. Например, нефтегазовые компании все чаще стремятся сократить расходы за счет цифровизации. Согласно одной из оценок, рынок цифровых услуг в секторе ископаемого топлива может вырасти на 500% в следующие пять лет, что позволит производителям нефти сэкономить около 150 миллиардов долларов в год.

Цифровизация, автоматизация и искусственный интеллект обладают неиспользованным потенциалом как для повышения устойчивого развития, так и для оптимизации эксплуатации. И чтобы направить четвертую промышленную революцию на благо устойчивого развития, нам нужно прямо сейчас начать совершенствовать свой подход к их развитию.

Виктор Галаз – заместитель директора Стокгольмского центра устойчивого развития в Стокгольмском университете, руководитель программ Института экологической экономики Бейера Шведской королевской академии наук и автор еще не вышедшей книги Темные машины (Routledge, 2022 г.).

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33