суббота, 19 июня 2021
,
USD/KZT: 427.82 EUR/KZT: 509.75 RUR/KZT: 5.81
Маржикбаев готов рассмотреть вопрос избрания Сабурова акимом Пенопластовые стены «Керуен-сарая» названы «новейшими технологиями» Вопрос о заводе по сжиганию ПХД-отходов в Степногорске еще не решен Почти на 60% упал приток инвестиций США в РК в 2020 году Подорожание картофеля: экспортируем много и задешево, импортируем мало и дорого Кредит в $60 млн выделяет ЕБРР Банку ЦентрКредит В Павлодаре обрушился строящийся дом: у пострадавших рваные раны Причины подорожания продуктов питания назвали в АЗРК Кульгинов заявил о полной газификации «Коктал-1» на фоне критики Токаева Иск об отмене утильсбора: власти исправляют ошибку задним числом Возгорание на КазГПЗ не повлияло на уровень добычи нефти – КМГ Керуен-Сарай в Туркестане: «Построен из пенопласта и штукатурки, развалится от пары зим» Повышение цен на АЗС привело к социальной напряженности – Токаев Токаев поручил активизировать работу по сглаживанию цен на газ Помощник Елбасы и сооснователь Kaspi.kz вошли в СД «Самрук-Қазына» Ashyq: Казахстанцы обрушили рейтинг приложения в Play Market и App Store Яхта, конюшня, спорткомплекс: сенатор обнародовала баланс нацкомпаний Более 300 иностранцев арестовали в Нур-Султане в преддверии Дня столицы «Не говори мне «Э»: депутаты кыргызского парламента чуть не подрались Какие жилищные программы для молодых семей есть в Казахстане? ФЕЦА и «Шеврон» объявили конкурс грантов для НПО для развития волонтерства и против насилия К удорожанию лекарств приведет наднациональная регистрация в ЕАЭС – сенатор Животноводам Мангыстау обещают удешевленный корм для зарегистрированного скота Более половины инвестиций в автодороги Казахстана приходится на Алматинскую область Китайцы возглавили ТОП-5 иностранных работников в Казахстане

Почему Казахстан отказался от статуса ядерной державы?

В свое время Казахстан принял эпохальное решение отказаться от статуса ядерной державы, которое сегодня подвергается сомнению. Казахстанский дипломат Вячеслав Гиззатов в своей книге «Время перемен» рассказывает о том, что это решение было для нашей страны безальтернативным. Exclusive.kz публикует малоизвестные детали этого сложного решения.

На заре независимости США и Запад уделяли Казахстану пристальное внимание, что объяснялось наличием у нас серьезного ядерного арсенала. Не было месяца, а порой даже недели, когда Алматы не посещали визитеры из США или стран Западной Европы. Центральной темой на переговорах на всех уровнях, включая и Президента, была судьба ядерного оружия в Казахстане. Наши собеседники дипломатично, а порой и прямо увязывали перспективы сотрудничества в интересующих нас областях, прежде всего, в инвестировании в экономику Казахстана и поддержке на международной арене с ликвидацией нашего ракетно-ядерного потенциала. Так было во время визитов государственных секретарей США Дж.Бейкера и У.Кристофера, Вице-президента США А.Гора, первого заместителя Госсекретаря США С. Тэлботта, сенаторов, конгрессменов и других официальных лиц.

Мы хорошо сознавали, что после отказа Казахстана от ядерного арсенала интерес США к нашей стране неизбежно ослабнет. Необходимо было восполнить вакуум прежде всего экономическим интересом, многоплановым экономическим сотрудничеством, а также сотрудничеством в области безопасности, развития демократических институтов и гражданского общества, и в других сферах.

…В феврале 1994 года в Вашингтоне на уровне Глав государств была подписана «Хартия о демократическом партнерстве между Республикой Казахстан и Соединенными Штатами Америки». Готовили документ в основном первый Посол США в Казахстане Уильям Кортни и я, а в подготовке раздела, посвященного сотрудничеству по вопросам безопасности, самое активное участие принимал и Болат Нургалиев. Разумеется, в этой работе участвовали и сотрудники Управления Америки во главе с Кайратом Умаровым.

Посол Кортни был специалистом в области разоружения, принимал участие в сложных многолетних переговорах по этой проблеме между США и СССР. Он внес большой вклад в становление казахстанско-американских отношений…

Надо сказать, что «Хартия» рождалась долго и трудно. Учитывая ее фундаментальный характер для будущего казахстанско-американских отношений, хотелось, чтобы само название документа указывало на его неординарность. Роль подсказки сыграла «Парижская хартия для новой Европы», принятая СБСЕ в 1990 году. Эта идея понравилась и Кортни и мне, получила одобрение у руководства обеих сторон.

Изначально планировалось, что «Хартия» будет подписываться на высшем уровне во время официального визита Президента Н. Назарбаева в США. Однако, с согласованием сроков визита возникли серьезные трудности, так как американская сторона прямо увязала возможность визита с присоединением Казахстана к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в качестве неядерного государства. Мы же со своей стороны, присоединение к ДНЯО увязали с получением гарантий безопасности.

Разделы «Хартии» об экономическом сотрудничестве и сотрудничестве в других сферах были согласованы довольно быстро, но когда дело дошло до раздела о сотрудничестве в области безопасности, то обе стороны застряли в вопросе о гарантиях безопасности Казахстану со стороны США. Время шло, но мы пребывали в тупике, что задерживало и другие аспекты подготовки такого сложного мероприятия, каким является официальный визит Главы государства.

Выход был найден неожиданно. В один из воскресных дней Посол Кортни пригласил меня и моего коллегу Нургалиева на ланч в ресторан. Разговор за столом вновь зашел о гарантиях и тут я вспомнил, что где-то встречал текст гарантии, которые США давали безъядерным государствам, и высказал идею инкорпорировать эту формулу в текст «Хартии», так как она уже апробирована и, скорее всего, не вызовет каких-либо возражений при ратификации документа в Конгрессе США. Идея была поддержана и Кортни. Попросив нас подождать, он отправился к себе в Посольство на поиски указанного текста. Вскоре он вернулся с текстом гарантии, который полностью соответствовал нашим представлениям, и был почти дословно включен в «Хартию».

Однако, это не решало всех проблем. Американцы по-прежнему настаивали на нашем присоединении к ДНЯО и демонтаже находящегося на нашей территории ядерного оружия как предварительном условии для официального визита Президента в США и подписания «Хартии о демократическом партнерстве». Это стало очевидным в ходе визита в Алма-Ату в июне 1993 года Спецкоординатора политики США в отношении новых независимых государств Строуба Тэлботта во главе большой делегации, включающей представителей Совета национальной безопасности, Госдепартамента, министерств обороны и финансов, ЦРУ и других ведомств США.

Вопрос о присоединении Казахстана к ДНЯО американцы сделали центральным и во время визита Государственного секретаря У. Кристофера (октябрь 1993 года), который неожиданно обернулся для него большим разочарованием.

Переговоры Президента Н.А. Назарбаева с У. Кристофером из-за сжатости отведенного на визит времени были продолжены за обедом, который был устроен в честь гостя. Госсекретарь, за столом, как и во время переговоров, продолжал давить, настаивая на нашем безотлагательном присоединении к ДНЯО в ходе его визита. Президент в спокойной манере привел весомые аргументы, объясняя почему мы не можем присоединиться, не получив гарантии безопасности. Чем настойчивее становился У. Кристофер, тем спокойнее и тверже были возражения Н.А. Назарбаева.

Следует сказать, что еще до приезда Госсекретаря мы получили информацию о том, что главной целью визита У. Кристофера был ДНЯО, и МИД в связи с этим представил Президенту докладную, в которой высказал мнение, что Госсекретарь не та фигура, которой можно было бы преподнести такой «подарок». Мы рекомендовали поставить вопрос о визите в Казахстан Вице-Президента США, и только при получении на его уровне обязательства о предоставлении гарантий безопасности, можно было бы присоединиться к ДНЯО.

Президент держал под постоянным контролем процесс подготовки визита в США и твердо стоял на требовании гарантий безопасности Казахстану как непременного условия нашего присоединения к ДНЯО. Эту линию он последовательно провел в беседе с У. Кристофером. Гость, видя, что время уходит, а он все еще далек от своей главной цели, попросил Президента прервать ланч и поговорить наедине, так как ему скоро надо ехать в аэропорт.

Остались переводчики, остальные члены делегаций с обеих сторон удалились. И тут произошло совершенно неожиданное. Госсекретарь мировой державы № 1, фактического «хозяина» мира, пытаясь уговорить Н.А. Назарбаева присоединиться к ДНЯО, прибег к поразительному аргументу. Он заявил, что не может возвратиться в Вашингтон с пустыми руками, и попросил Президента исполнить просьбу о присоединении к ДНЯО, хотя бы из уважения к его сединам. Мне не приходилось ни видеть, ни слышать, ни читать ничего подобного. При этом в его голосе были просительные нотки, выглядел он крайне расстроенным и вызывал сочувствие.

Президент заверил гостя о своем глубоком уважении, заявил, что не допустит, чтобы он возвращался с пустыми руками. Мы подписали Договор об избежании двойного налогообложения и договорились о выделении США средств на обеспечение населения Аральского региона питьевой водой, - «это конкретные и хорошие результаты», - сказал он. Подробно обсудили вопрос о присоединении Казахстана к ДНЯО и демонтаже ядерного оружия. «Нам нужны гарантии безопасности», - вновь подтвердил Н.А. Назарбаев, пригласил Вице-Президента США в Казахстан и выразил надежду, что к его приезду вопрос о гарантиях безопасности будет решен.

У. Кристофер, окончательно убедившись в неудаче, попросил Президента предоставить ему помещение, где он мог бы привести себя в порядок перед выходом к журналистам на заключительную пресс-конференцию. Я проводил его в кабинет помощника Президента.

Заключительная часть переговоров с У. Кристофером была явной «потерей лица» американцем, который был излишне самоуверен и не ожидал от Н.А. Назарбаева твердого и бескомпромиссного отказа присоединиться к ДНЯО без получения должных гарантий безопасности своей страны.

Наша тактическая линия оправдала себя. Не прошло и полутора месяцев как в Алматы прилетел Вице-Президент США Альберт Гор. И это в канун Рождества, когда на Западе начинаются всеобщие каникулы. Для нас это был ясный сигнал о том, что мы получим гарантии безопасности, а официальный визит Н.А. Назарбаева в США состоится, как и подписание «Хартии о демократическом партнерстве», в текст которой, как уже говорилось ранее, эти гарантии были включены.

А. Гор прилетел с супругой. В Алматы накануне прошел обильный снегопад и город ослеплял своей красотой на фоне заснеженных гор. Особенно красивыми были накрытые снегом тянь-шаньские ели на резиденции, где разместили гостей, которые рассматривали все с интересом и делились впечатлениями. Было заметно, что наша столица им очень понравилась.

Н.А. Назарбаев принимал А. Гора в зимнем саду гостевой резиденции на территории санатория «Алмалы», расположенной по дороге на Медеу. Место было выбрано удачно. Перед началом разговора с А. Гором Президент поручил Государственному советнику Т. Жукееву и мне внимательно считать текст проекта «Хартии о демократическом партнерстве», убедиться в том, что ранее согласованная формулировка о гарантиях безопасности Казахстану не претерпела изменений, и дать ему знать об этом.

С американской стороны считку текста «Хартии» осуществлял знакомый нам С. Тэлботт, хорошо владевший русским языком. Русский текст с нашей стороны проверял Жукеев, английский – я. У дверей в зал на первом этаже резиденции, где мы работали, стоял Кайрат Умаров, начальник Управления Америки МИД РК, с инструкцией никого не впускать.

Считка текста на обеих языках показала, что ранее согласованный проект документа не претерпел изменений и содержал необходимые нам гарантии безопасности, о чем я попросил Умарова доложить Президенту. Кайрат вернулся с добром Президента на парафирование «Хартии» и с информацией о том, что он с гостем выезжает в Верховный Совет.

…Итак, Президент и А. Гор поехали в Верховный Совет, где предстояло принять решение о ратификации ДНЯО, т.е. присоединиться к Договору. Это было последнее заседание Верховного Совета 12-го созыва, который самораспускался. Докладчиком по вопросу о присоединении к Договору выступал министр Сулейменов.

Накануне мной были подготовлены тезисы его выступления, в которых обосновывалась необходимость этого шага. В конце обсуждения на трибуну вышел Президент и ответил на вопросы депутатов. Голосование прошло успешно. Договор был ратифицирован и Казахстан принял статус безъядерного государства. В развитие этого решения во время пребывания А. Гора было подписано также Рамочное соглашение о демонтаже шахтно-пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет, ликвидации последствий аварийных ситуаций и предотвращении распространения ядерного оружия.

А. Гор передал приглашение Президента У. Клинтона Н.А. Назарбаеву посетить США с официальным визитом. Была также достигнута договоренность о создании комиссии Назарбаев – Гор для координации и мониторинга всего комплекса казахстанско-американского сотрудничества, которая сыграла положительную роль и придала высокую динамику широкомасштабному взаимодействию двух стран, особенно в сфере экономики и финансов, а также в области безопасности.

Характер многочисленных острых вопросов, заданных в Верховном Совете во время слушаний вопроса о ратификации ДНЯО, свидетельствовал о наличии в депутатском корпусе, следовательно, и в обществе, серьезных сомнений относительно целесообразности такого шага. Озабоченность депутатов можно было понять. Однако, я глубоко убежден, что отказ от ядерного оружия был стратегически верным решением, имеющим историческое значение для будущего нашего молодого государства.

…Были с десяток аргументов в пользу присоединения к ДНЯО. Хотя на нашей территории были расположены почти 150 шахтных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет СС-18 с 12-ю ядерными боеголовками каждая, Казахстан, в действительности, не распоряжался ими. Там служили российские офицеры и сержанты, которые в критической ситуации стали бы выполнять приказы из Москвы. Как известно, Президент России Б. Ельцин, получив ядерный чемоданчик от М. Горбачева, заверил Казахстан, Украину и Белоруссию, на чьих территориях имелось советское ракетно-ядерное оружие, в том, что он не использует ядерное оружие без их согласия. Однако, полагаться на такие заверения, когда вопрос касается самого существования нашего народа, было бы безответственно. В то же время, наличие на нашей территории ядерного оружия и готовых к запуску ракет, автоматически ставило Казахстан под ядерный удар Запада в случае серьезного американо-российского конфликта. Таким образом, сохраняя ядерное оружие, мы ставили бы судьбу своей страны в зависимость от чужих национальных интересов.

Кроме того, мы не располагали национальными кадрами, способными обслуживать эти ракеты и боеголовки, содержать их в надлежащем состоянии, без чего они сами представляли смертельную опасность. Как любая техника, ядерные боеголовки и средства их доставки, шахтное оборудование для запуска межконтинентальных баллистических ракет требовали время от времени замены отслуживших свое компонентов, которые мы не производили, а Россия, несомненно, отказала бы нам в их поставках. К этому надо добавить, что содержание ядерного оружия и средств их доставки, а также обслуживающего персонала требовало огромных финансовых средств, непосильных для Казахстана, особенно в 90-е годы прошлого века.

Имелись и не менее серьезные международные аспекты данной проблемы. В случае сохранения Казахстаном ядерного оружия наше молодое государство неизбежно стало бы государством – изгоем, со всеми вытекающими из этого последствиями. Не было никаких сомнений в том, что нам была бы закрыта дорога во многие, если не во все, международные организации. Против нас применили бы всю санкционную мощь международного сообщества. Нечего было бы рассчитывать на доступ к финансовым источникам и на внешнее инвестирование. Нам закрыли бы выходы на международные рынки и просто-напросто удушили бы, что вызвало бы неизбежные социальные потрясения и, в конечном счете, привело бы к потере независимости и государственности. В реальности такой перспективы не приходилось сомневаться, так как требование нашего отказа от ядерного оружия исходило от всех без исключения мировых держав, включая Россию. В этих условиях решение о присоединении к ДНЯО с последующим демонтажем шахтных установок, ликвидацией МБР и вывозом из страны ядерных боеголовок было мудрым решением, открывавшим Казахстану дорогу в будущее, к построению национального государства и занятию достойного места в семье народов мира.

Визит Н.А. Назарбаева в США состоялся в феврале 1994 года. Как и ожидалось, длительная и сложная работа по его подготовке дала свои плоды. Были подписаны «Хартия о демократическом партнерстве», Соглашение об обмене технической информацией и сотрудничестве в области ядерной безопасности, Соглашение о сотрудничестве в области науки и техники и др.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33