четверг, 16 сентября 2021
,
USD/KZT: 426.39 EUR/KZT: 504.16 RUR/KZT: 5.81
«Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается Под Алматы освятили вновь отстроенный Михайловский храм, сгоревший три года назад Министр Багдад Мусин: «Мы не отдадим Егов РФ!» В Казахстане зафиксирована самая высокая инфляция за последние 14 лет Минфин намерен ужесточить проверки МСБ Аграрии – самые низкооплачиваемые работники в стране Казахстан может быть изолирован от интернета вместе с Россией МСБ задыхается без денег, но прибыль банков рекордно растет Доходность пенсионных активов растет Как получить сельскую ипотеку Малый бизнес — большой кризис: неактивных предприятий стало на 19% больше Ждет ли Казахстан девальвация? Доля отечественных производителей в госзакупках Казахстана снижается   Куда делся министр Цой? Из Казахстана денег за рубеж уходит в 3 раза больше, чем поступает Цены на подсолнечное масло в Казахстане превысили мировые Летописцу Алматы Владимиру Проскурину – 75 лет Лечиться дешевле в Туркестане. Обзор цен на амбулаторные услуги по Казахстану   В рейтинге по уровню свободы труда Казахстан занял 5-е место среди 182 стран Будут ли студенты судить вузы за плохое образование?

Стоит ли верить обещаниям Путина и Байдена?

Нина Хрущёва

На встрече президента США Джо Байдена с российским коллегой Владимиром Путиным ставки оказались не столь уж высокими. Двусторонние отношения находятся на низшем уровне со времён окончания Холодной войны, а Америка больше озабочена Китаем, чем Россией, поэтому трудно себе представить, чтобы отношения двух стран испортились ещё больше. Однако историк Сергей Плохий из Гарвардского университета напоминает нам в своей новой книге «Ядерное безумие: Новая история Карибского кризиса», что один неправильный шаг может легко поставить старых противников на грань катастрофы.

Более того, трансляция именно этой идеи и была главной целью Плохия при написании книги. В предисловии он объясняет, что сегодня мы живём во «вторую ядерную эру», отличающуюся таким же «балансированием на грани ядерной войны», которое наблюдалось в 1950-е и начале 1960-х годов. Разница, однако, в том, что сейчас мы относимся к этой угрозе с намного меньшей серьёзностью, чем в 1962 году. Как отмечает Плохий, «сегодня появились мировые лидеры, готовые более бесцеремонно распоряжаться ядерным оружием и оценивать перспективы ядерной войны», чем это делали президент США Джон Кеннеди и советский лидер Никита Хрущёв.

Чтобы пробудить нас от спокойного безразличия, Плохий не просто пересказывает историю кубинского ракетного кризиса; он её переписывает. Согласно господствующим в исторической науке взглядам, мир смог предотвратить ядерную войну благодаря тщательным расчётам великолепного президента США, который, опираясь на ближайших советников, «сумел сделать правильные предположения и правильные выводы о намерениях и потенциале СССР». Но, как объясняет Плохий, реальность была совершенно иной.

Следует признать, что, будучи потомком Хрущёва, я лично заинтересована в оспаривании версии, фактически превращающей Кеннеди в святого. Более того, я сама пару раз анализировала Карибский кризис (и ряд других конфронтаций между Хрущёвым и Кеннеди), поэтому приветствую любые попытки взглянут на него по-новому. Особенно, если эту попытку предпринимает такой человек, как Плохий, чья предыдущая книга «Чернобыль: История трагедии» входит в число лучших из когда-либо написанных на эту тему, приближаясь по своему уровню к шедевру Нобелевского лауреата Светланы Алексеевич «Чернобыльская молитва» (английский перевод опубликован в 2005 году).

К сожалению, версия Плохия не обходится без собственных слабостей. Начать с того, что он переоценивает новизну своего аргумента, что в обмен на вывод советских ракет с Кубы Кеннеди согласился вывести из Турции американские ракеты «Юпитер» вооружённые ядерными боеголовками. Да, это правда, и этот факт не было обнародован в 1962 году для того, чтобы защитить репутацию Кеннеди (Хрущёв не был мелочным человеком). Но уже несколько десятилетий эта информация всем широко известна.

Больше проблем возникает с «вновь рассекреченными архивами КГБ», на которые Плохий ссылается для подтверждения своего рассказа; они не являются столь убедительным, как ему, наверное, хотелось бы считать. Дело в том, что это архивы из Украины. А какие «особые» кремлёвские досье стали бы хранить в одной из советских республик, а не в Москве?

«Рассказ очевидца» о «лавине противоречивых приказов» Хрущёва, на который ссылается Плохий, тоже заслуживает не просто некой доли скептицизма. Этот очевидец – румынский коммунистический лидер Георге Георгиу-Деж, убеждённый сталинист, считавший, что Хрущёв заманил его в Москву в октябре 1962 года с целью убить и использовать эту смерть для манипулирования китайцами, заставив их поддержать кубинский режим Фиделя Кастро.

Этого было достаточно, чтобы многие другие историки решили не включать в свои работы заявления Георгию-Дежа (например, что Хрущёв «испытывал приступы бешенства», называл Кеннеди «миллионером-проституткой», «грозился сбросить ядерную бомбу на Белый дом и громко ругался каждый раз, когда кто-нибудь произносил слова ‘Америка’ или ‘американцы’»). В числе этих историков Александр Фурсенко и Тимоти Нафтали, чья книга 1998 года «Адская игра: Хрущёв, Кастро и Кеннеди, 1958-1964» включает множество других свидетельств очевидцев, причём все они основаны на архивах КГБ. Майкл Бешлосс («Кризисные годы: Кеннеди и Хрущёв, 1960-1963») и Майкл Доббс («Одна минута до полуночи: Кеннеди, Хрущёв и Кастро на пороге ядерной войны») тоже оставили за кадром рассказы Георгиу-Дежа.

В то же время Плохий явно недооценивает безрассудство катастрофического вторжения Кеннеди в Бухту свиней в 1961 году. Он полагает, что, пока Хрущёв не начал размещать ракеты на Кубе, этот остров не был приоритетным для Кеннеди, хотя он и располагался всего лишь в 145 км от Ки-Уэста (штат Флорида). В реальности Хрущёв уделял так много внимания Кубе именно потому, что Америка старалась из всех сил сместить правительство Кастро. И поэтому, хотя Плохий и заявляет, что пытается оспорить американскую историческую тенденциозность, он не демонстрирует равное отношение к обеим сторонам.

Впрочем, хотя сочинение Плохия не идеально, оно опирается на качественную исследовательскую работу и содержит массу деталей. Он мастерски описывает широкий круг персонажей, что помогает прояснить сложные ситуации, о которых он пишет. Всё это даёт читателю реальное ощущение экстремальной напряжённости (и экзистенциального страха), которое охватило мир в октябре 1962 года.

В конечном итоге Плохий показывает, что «в ситуации взаимного недоверия, ошибочных предположений и ложной информации» Карибский кризис разразился в основном потому, что США и СССР «просто неправильно понимали друг друга». Сигнал для современного читателя очевиден: хотя Путин и Байден заявляют, что стремятся к «стабильным и предсказуемым» двусторонним отношениям, остальному миру следует с осторожностью оценивать их способность реально установить такие отношения.

Нина Хрущёва – профессор международных отношений в университете The New School, соавтор (с Джеффри Тайлером) книги «По стопам Путина: В поисках души империи через одиннадцать часовых поясов России».

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33