четверг, 16 сентября 2021
,
USD/KZT: 426.39 EUR/KZT: 504.16 RUR/KZT: 5.81
«Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается Под Алматы освятили вновь отстроенный Михайловский храм, сгоревший три года назад Министр Багдад Мусин: «Мы не отдадим Егов РФ!» В Казахстане зафиксирована самая высокая инфляция за последние 14 лет Минфин намерен ужесточить проверки МСБ Аграрии – самые низкооплачиваемые работники в стране Казахстан может быть изолирован от интернета вместе с Россией МСБ задыхается без денег, но прибыль банков рекордно растет Доходность пенсионных активов растет Как получить сельскую ипотеку Малый бизнес — большой кризис: неактивных предприятий стало на 19% больше Ждет ли Казахстан девальвация? Доля отечественных производителей в госзакупках Казахстана снижается   Куда делся министр Цой? Из Казахстана денег за рубеж уходит в 3 раза больше, чем поступает Цены на подсолнечное масло в Казахстане превысили мировые Летописцу Алматы Владимиру Проскурину – 75 лет Лечиться дешевле в Туркестане. Обзор цен на амбулаторные услуги по Казахстану   В рейтинге по уровню свободы труда Казахстан занял 5-е место среди 182 стран Будут ли студенты судить вузы за плохое образование?

Казахстан в отражении Женевского озера: между Путиным и Байденом

Встреча Байдена и Путина в Женеве, безусловно, стала мировой новостью №1 на этой неделе. Она была в большей степени неким «договором о намерениях» между двумя странами, но при этом дала понять, что за США стоит весь Запад, а за Россией – «союз диктаторов», к которым относят и Казахстан. Поэтому можно считать, что женевские встречи прямым образом касаются и нас. Но каким образом это нас может задеть и чем это чревато?

Казалось бы, причем здесь Казахстан? Однако нужно помнить, что мы являемся союзниками и «историческими партнерами» Российской Федерации, причем под плотным колпаком ее информационного пространства. Конечно, понятие «мы» в данном плане весьма условно и не включает всех без исключения казахстанцев, но нужно исходить из имеющихся официальных фактов, а не из желаний определенных групп казахстанцев, которые в большей степени стоят за Белый дом, чем за Кремль. Фактов таких набралось немало за последние годы – даже за время правления нынешнего президента было столько, сколько бы хватило на большое аналитическое исследование. Но мы остановимся буквально на нескольких событиях.

В первую очередь необходимо вспомнить реакцию нашего МИДа на заявление российских коллег о проработке ответных мер стран ЕврАзЭС на западные санкции. Тогда Астана с завидной оперативностью отгородилась от Москвы и Минска, подчеркнув, что она здесь не при чем и что не стоит смешивать политику с экономикой. Однако нужно понимать, что Казахстан все же крепко повязан с Россией и Беларусью не только экономическими, но и политическими обязательствами. Кроме этого, президент Токаев на прошлой неделе издал указ, согласно которому правительство должно разработать и принять план действий по правам человека. Примечательно, что это произошло параллельно с визитом в Казахстан спецпредставителя Евросоюза в ЦА – говорят, он должен был даже встретиться с Токаевым, но этого почему-то не произошло.

Накануне встречи президентов США и РФ прошло сразу два саммита – глав «Большой семерки» и НАТО. Понятно, что слово «Kazakhstan» там не произносилось, но, опять-таки, нужно читать между строк и, хотим мы того или нет, воспринимать себя через призму России. С такой позиции, а не только через глобальную политику, необходимо относиться к переговорам Джо Байдена и Владимира Путина, а также того, что за ними последует.

Мы не будем пересказывать то, о чем говорилось на переговорах – это вы можете с лихвой найти в мировых СМИ – но основные направления все же укажем. В этом симптоматично, что пресс-конференции были даны лидерами двух стран по отдельности. Здесь были циничные ответы Путина про Навального и «экстремистские организации», и Минские соглашения, которые все же нужно выполнять, и про общие впечатления от встречи. Если коротко, то оба переговорщика остались довольными встречей, хотя она была в большей мере неким «договором о намерениях», а более или менее конкретных договоренностей стороны достигли лишь по вопросам возвращения на свои места послов и обмена заключенными.

Хоть оба президента одинаково дипломатично выразили удовлетворение итогами встречи, хозяин Белого дома, все же, выглядел более довольным. Во-первых, «стрелка» была назначена им, и в качестве ее инициатора он, в любом случае, набрал на пару очков больше, чем гость из Кремля (хотя до этого было сказано, что это не спортивные соревнования, чтобы выглядеть один лучше другого). Во-вторых, Байден воспользовался случаем, чтобы высказать Путину условия улучшения двусторонних отношений – вольно или невольно, но Владимир Владимирович оказался ведомым в это плане. В-третьих, заслуживают внимания слова американского президента о том, что Россия – это держава, которая «отчаянно пытается сохранить свой статус» на мировой арене. «Потеря этого статуса - цена, которую придется заплатить, если Россия продолжит вмешиваться в выборы. То же самое касается возможной смерти Навального в тюрьме. Для статуса России в мире это было бы катастрофой», – предупредил г-н Байден.

«Но все-таки, причем здесь Казахстан?», – спросите вы. Кроме связки, о которой говорилось выше, необходимо учитывать тот момент, что Госдеп сейчас будет внимательно следить за тем, кто и как отреагирует на Женевские встречи. Не секрет, что Вашингтон хотел бы, чтобы Нур-Султан немного скорректировал свою многовекторность, пересмотрев свою позицию в сторону своего северного соседа. Об этом недвусмысленно дал понять прежний глава американского внешнеполитического ведомства во время визита в Казахстан полтора года назад. Поэтому более детально судить о наших внешнеполитических векторах можно будет, исходя из того, куда они в первую очередь направятся. Например, можно ли будет ожидать в ближайшее время телефонного разговора между Путиным и Токаевым или же «вдруг» наметиться какой-то визит на высшем или почти высшем уровне.

Одновременно Астана в уме должна помнить о возможных санкциях со стороны Запада. Это, напомним, буду адресные (персональные) финансовые претензии к отдельным казахстанцам, но так как наши власть имущие воспринимают формулу «Государство – это я» в прямом смысле, то это дело может коснуться всех нас. Как бы то ни было, наши власти попытаются сделать все, чтобы смягчить удар, а Запад будет использовать «российскую карту» в качестве дополнительного аргумента. Сложно, конечно, будет разрываться, но дипломатическая сущность Касым-Жомарта Кемелевича может на этот раз помочь.

Нам также надо обратить внимание на слова Джо Байдена об демократических ценностях. Конечно, чуть ли не каждый президент США произносит слова о том, что американцы чуть ли не по крови наследуют эти ценности и распространять их по всему миру - это их карма. Но в данный момент они прозвучали как предупреждение. А для некоторых диктаторов – как угроза. Таким образом, Белый дом дал понять, что ему есть дело до нарушений прав человека в-третьих странах и закрывать глаза на это он не будет. Здесь можно было развить целую дискуссию насчет «экспорта демократии» или подумать, что это нас, Казахстана, не касается, но все же не стоит воспринимать эти слова, как дежурную фразу американского лидера.

Россия, естественно, тоже будет предпринимать различные действия, чтобы укрепить «союзнические связи» с Казахстаном. Их можно ожидать сразу по двум противоречивым направлениям – с одной стороны, будет подчеркиваться «дружба народов» и появляться новые материалы в сети на тему «Казахи самые крутые!», а с другой – в нашу сторону один за другим будут направляться шары «русского мира», начиная от появления кабинетов в КарГУ и заканчивая территориально-историческими претензиями со стороны очередных «никоново-жириновских».

Есть вероятность, что Москва привлечет Астану и, возможно, самого Назарбаева к обновлению Минских соглашений. Таким образом, Кремль заручится поддержкой союзника, который, вроде бы, посредник, но все же на стороне России и «аннексия» для него «слишком тяжелое слово». Кроме этого, со стороны северного соседа могут предприниматься и другие попытки идти в связке до конца – начиная от экономических проблем в рамках ЕАЭС и заканчивая политическим шантажом.

Отдельно нужно обратить внимание на реакцию общества на переговоры Путина и Байдена. Учитывая, мягко говоря, неоднородность нашего общества, все еще пребывающего в российском информационном поле, надо понимать, что среди казахстанцев будут преобладать прокремлевские взгляды. Однако эти переговоры, как и дальнейшие события, исходящие от них, могут несколько развить в обществе и проамериканские настроения (в хорошем понимании), способствуя пониманию, что американский президент все же выглядел честнее и лучше российского. Но это в большей степени для тех, кто хочет лишь закрепить свое отношение к тому или иному лидеру.

В этом плане, думается, женевские встречи особого перелома в сознании казахстанцев не произвели. Наоборот, некоторые из них оказались разочарованными, а другие вздохнули с облегчением, поняв, что третьей мировой в обозримом будущем не будет. Были и те, кто посчитал, что нас это не касается, и был неправ хотя бы по приведенным выше обстоятельствам. Так или иначе, хоть мы не имеем выхода в мировой океан, но все же зависим от глобальных течений. Повторимся – в большей степени эта зависимость через Россию, но хотелось бы зависеть как-то самостоятельно.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33