понедельник, 24 января 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Қазақстанда арнайы операциялар күштерінің қолбасшылығы құрылды Какие приложения были популярны во время и после ЧП Риски от прочих финансовых убытков бизнес не заинтересован страховать Тоқаевтың сынынан кейін «Самұрық-Қазына» басшысы мәлімдеме жасады Нацбанк неожиданно повысил базовую ставку до 10,25% В Казахстане создано командование Сил специальных операций ВС Атырауда жоғалып кеткен 9 жастағы баланың денесі табылды Потерявшим близких в январских событиях будет оказана психологическая помощь В Алматы пострадавшим в ходе беспорядков начнут выплачивать компенсации Санжар Бокаев раскритиковал работу Байбека за результаты соцопроса партии “Nur Otan” Көшедегі қанды қырғын түрмелерге ауысқаны не масқара? - депутат Несмотря на сокращение объёма пассажирских перевозок, доходы компаний растут Госдеп распорядился начать добровольный отъезд американских дипломатов с Украины Президент Армении Армен Саркисян подал в отставку Фермеры Мангистауской области выдвинули свои требования Ногаеву Оппозиционер Ермек Нарымбай Қазақстанға оралады Оппозиционный активист Ермек Нарымбай возвращается в Казахстан Повлияют ли казахстанские протесты на бизнес любовницы Тимура Кулибаева - Гога Ашкенази? «Қазақстан халқына» учредили два частника и два юрлица с выплатой налогов менее Т4 млн - СМИ Насколько велико расслоение в Казахстане в сравнении с другими странами Почти в половине административных дел по январским событиям суд ограничился предупреждением Правительство поручило ускорить работу по возмещению ущерба бизнесу Тоқаев Бас прокуратура мен ІІМ-не тапсырма берді Совещание с силовиками и спецслужбами провёл Токаев ЕЭК Кеңесінде Қазақстанның атынан Сұлтанов өкілдік етеді

Чем обернется глобальная инфляция?

Юй Юндин

Недавний рост цен в двух крупнейших экономиках мира вызвал беспокойство на глобальных рынках, которые привыкли к низкой инфляции – и даже к дефляции, которая царила в последние десятилетия. Но, по крайней мере, Китаю некоторая инфляция не помешала бы.

В Соединенных Штатах огромные государственные расходы во время кризиса COVID-19 вызвали опасения по поводу финансовых последствий, и недавние данные о ценах эти опасения лишь усилили. Индекс потребительских цен (ИПЦ) взлетел до 4,2% в годовом исчислении в апреле – это самый быстрый рост с 2008 года. Более того, ежемесячный рост ускорился до 0,8% в апреле с 0,6% в марте, хотя в мае этот показатель снизился до 0,6%. Индекс цен производителей (ИЦП) также вырос до 217,5 в апреле по сравнению с 185,5 годом ранее.

Эти данные вынудили Федеральный резерв США ужесточить сверхмягкую денежно-кредитную политику. Тем не менее, в апреле Председатель ФРС Джером Пауэлл подчеркнул, что центральный банк все еще “далек” от прекращения денежно-кредитной поддержки, даже если это означает, что инфляция временно превысит 2%. Это должно успокоить рынки, хотя многие экономисты по-прежнему убеждены, что ФРС переоценивает свою способность удерживать инфляцию под контролем в долгосрочной перспективе.

В Китае, годовой индекс потребительских цен вырос на 0.9% в апреле (в годовом исчислении) по сравнению с ростом на 0,4% в марте. Еще более впечатляет, что индекс цен производителей вырос на 6,8% в годовом исчислении в апреле, достигнув самого высокого уровня с октября 2017 года. В мае выросли ИПЦ и ИЦП – и еще больше разошлись – увеличившись на 1,3% и 9% соответственно.

И все же китайские рынки остаются в основном спокойными. Поскольку китайские экономисты гораздо больше обеспокоены замедлением темпов роста во втором квартале, чем резким ростом инфляции, на фискальные и кредитно-финансовые директивные органы Китая оказывается небольшое давление, заставляющее их проводить какие-нибудь меры ужесточения.

Для этого есть веские причины: в мае, когда ИПЦ вырос на 1,3%, его последовательная ставка упала на 0,2%. Базовый ИПЦ прибавил всего 0,9%.

Гораздо больший рост ИЦП вызван тем, что китайские производители готовятся к более высокому спросу после пандемии. Производители на вершине цепочки поставок реагируют первыми и спешно накапливают свои запасы сырья и ископаемого топлива. Именно поэтому цены на сырьевые товары, такие как медь, уголь, железная руда и алюминий, с марта показывают двузначный рост.

Но поскольку восстановление после пандемии только начинается, спрос на конечную продукцию (особенно потребительские товары) остается на низком уровне. Это объясняет растущий разрыв между ростом ИПЦ и ИЦП. Производители готовой продукции на среднем и нижнем этапах цепочки поставок не могут переложить возросшие производственные затраты на потребителей и инвесторов. Другие факторы – такие как запасы компьютерных микросхем и реализация государственной политики в области устойчивого развития, также могли внести свой вклад в расхождение между индексами цен производителей и потребителей.

Многие китайские экономисты считают, что рост ИЦП носит временный характер и, возможно, уже достиг своего пика. Однако даже если рост продолжится, не будет повода для паники, поскольку недавний всплеск сделал немного больше, чем компенсировал убытки, понесенные во время глобального финансового кризиса 2008 года. Более того, до недавнего роста цен, Китай в течение нескольких лет страдал от дефляции цен производителей.

В любом случае, некоторые экономисты утверждают, что рост ИЦП вряд ли перерастет в значительный рост ИПЦ. Это должен быть успокаивающий эффект, указывающий на то, что Китаю не стоит опасаться высокой инфляции. Но именно этот сценарий должен беспокоить Китай, чья экономика нуждается в чуть большей инфляции.

Отсутствие переноса цен – которое удерживало потребительскую инфляцию на низком уровне – привело к снижению прибыли производителей в нижней части производственно-сбытовой цепи, даже несмотря на то, что в добывающих отраслях наблюдался значительный рост прибыльности. Это вредит потреблению, инвестициям и, в итоге, экономическому росту. И ради чего? Как развивающаяся экономика с доходом на душу населения чуть более 10 000 долларов США, Китай может справиться с более высокой инфляцией лучше, чем развитые страны.

Учитывая это, китайское правительство должно стремиться к повышению потребительской инфляции, за счет проведения более экспансионистской фискальной и денежно-кредитной политики. В отличие от США, Европы и Японии, во время пандемии Китай не придерживался гибкой макроэкономической политики. В мае темпы роста M2 (общий показатель денежной массы) составили 8,3%, что выше, чем в апреле, но на 2,8 процентных пункта ниже, чем в том же месяце прошлого года. И хотя общий национальный доход увеличился на 25,5% за первые четыре месяца 2021 года, общие государственные расходы страны увеличились всего на 3,8%.

Такой осторожный подход способствовал ослаблению темпов экономического роста Китая. Теперь экспорт снова стал ведущей движущей силой роста – неустойчивой модели, от которой страна упорно пытается избавиться. Фискальная и денежно-кредитная экспансия во многом изменят эти тенденции.

И наконец – если компании снова станут прибыльными и рост возобновится, инфляция также стабилизируется на положительном и безопасном уровне.

Юй Юндин, бывший президент Китайского общества мировой экономики и директор Института мировой экономики и политики Китайской академии социальных наук, работал в Комитете по денежно-кредитной политике Народного банка Китая с 2004 по 2006 год.

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33