суббота, 24 июля 2021
,
USD/KZT: 424.68 EUR/KZT: 499.76 RUR/KZT: 5.81
Бывший и действующий депутаты судятся из-за выборов в акимы В Казахстане «карантинный беби-бум» Аккумуляторный и фармацевтический заводы планируют построить в СЭЗ Петропавловска Правозащитники: журналистов «прослушивать» нельзя В Казахстане стали больше доверять полиции Активисты: выборы акимов преждевременны и могут дискредитировать саму идею На фоне роста цен падает качество услуг Зависимость Казахстана от импорта продуктов питания растет Многодетные о драке с полицией: «Вместо стула для беременной получили шапалак от СОБР» «Приятного аппетита, но еды нет»: в COVID-госпитале Нур-Султана не кормят больных Голодовка: активисты ДПК провели ночь у департамента полиции Алматы Самые закрытые: Павлодарский, Мангыстауский и Алматинский регионы Митинги против обязательной вакцинации прошли в нескольких городах Казахстана, есть задержанные Языковая полиция появится в Казахстане: для грубых нарушителей введут профконтроль 230 тыс. подписей: в ТОП-3 противников обязательной вакцинации Кокшетау, Караганда и Жанаозен Госпремию в размере 5,8 млн получат 50 лучших научных работников Казахстан на 55 месте из 61 в рейтинге стран по борьбе с изменениями климата Алматинцы выступили против олигархов В Казахстане началась предвыборная агитация по выборам акимов Лесной фонд Акмолинской области уменьшат на 300 гектаров Госдепартамент США: «Полиция способствовала торговле людьми в целях сексуальной эксплуатации» Транспортный коллапс в Семее Строительство автодорог в Нур-Султане оценили в 10 раз дороже, чем в Таразе МВД будет следить за заключенными за 3 миллиарда БРК стал победителем премии The Global Economics Award-2021

Как энергетические баталии в Европе могут повлиять на Казахстан

«Северный поток-2», ослабление рубля, акт Магнитского, ограничение российского импорта – вот неполный перечень косвенных факторов, которые имеют прямое влияние на Казахстан как ключевого партнера России и объекта западных санкций.

Энергетическая политика западных стран: неоднозначные отношения ФРГ и США

Вмешательство США в энергетическую политику Европы наталкивается на контрмеры Германии, связанные с защитой своих интересов, что ведет к росту напряженности в отношениях двух ключевых мировых игроков и опосредованно через Россию имеет негативный эффект на Казахстан.

Данное противостояние усилилось с подписания в апреле 2017 года соглашения о реализации проекта газопровода «Северный поток - 2». Уже 14 июня 2017 года Сенат США одобрил законопроект, расширяющий санкции против России и компаний, которые участвуют в реализации трубопроводов. Несмотря на негативную американскую позицию, 31 января 2018 года правительство ФРГ выдало разрешение на использование побережья Германии для строительства энергетического проекта.

Наибольший накал в немецко-американских отношениях приобретает с 2020 года, когда Берлин заявил о принятии ответных мер на санкции США.

17 июня 2020 года глава комитета бундестага (парламента ФРГ) по энергетике К.Эрнст предложил ввести санкции против американских сенаторов, которые пытаются помешать строительству российского газопровода. Причиной послужило заявление 4 июня 2020 года сенатора-республиканца Дж.Баррассо о внесении в Сенат США законопроекта о расширении санкций в отношении «Северного потока - 2», предусматривающие ограничительные меры против компаний, принимающих участие в проекте.

8 апреля 2021 года К.Эрнст вновь заявил, что если США будут придерживаться санкционной политики в отношении «Северного потока – 2», то ФРГ нужно будет обсудить эффективные ответные меры. Он отметил: «как и прежде, европейская энергетическая политика должна определяться в Европе. Позиция ЕС и германского правительства здесь ясна. Если перед новым уполномоченным (США) будет поставлена задача остановить «Северный поток – 2», то переговоры закончатся провалом».

Чтобы выяснить причины напряженности отношений между Германией и Америкой, необходимо выделить основные элементы энергетической политики двух государств.

В первую очередь, давайте рассмотрим факторы, оказывающие влияние на жесткую позицию Берлина.

Во-первых, Германия заинтересована в прямых поставках газа из России с целью покрытия своих внутренних потребностей и сохранения ключевой роли в газораспределительной системе Европы.

Необходимо отметить, что Германия нуждается примерно в 100 млрд. куб.м. газа ежегодно и эти потребности будут расти, учитывая политику ФРГ по закрытию электростанций на атомной энергии к 2022-2025 годах и угле к 2038 году.

Кроме того, проведенный анализ маршрутов поставок газа в Европу демонстрирует ослабление Германии во внутреннем распределении энергоресурсов, что может повлиять на снижение роли Берлина внутри ЕС. При этом, ожидается, что к 2025 году использование газа в ЕС возрастет до 590 млрд. куб.м.

Собственное производство газа в ЕС составило 109 млрд. куб.м., что на 9% меньше 2018 года. Внутренние запасы в хранилищах ЕС были на уровне 25 млрд. куб.м. Чистый импорт газа в 2019 году составил около 398 млрд. куб.м. Из указанного импорта доля России составляет практически половину – 46% или 183 млрд. куб.м. газа (из них трубопроводный газ – 163 млрд. и сжиженный – 20 млрд. куб.м.). Если обратить внимание на маршрут российского газа, то видно, что он идет непосредственно в Германию через отдельные северо-восточные европейские страны и оттуда уже распределяется по Европе.

Вместе с тем, ЕС имеет и другие источники поставки газа, в распределении которых ключевую роль играют преимущественно северо-западные и юго-западные страны Европы. Африканские газопроводы также направлены в юго-западную часть Европы и способны экспортировать до 61 млрд. куб.м. газа в год. Запущенный 8 января 2020 года «Турецкий поток» (мощностью 31,5 млрд. куб.м. в год) снабжает газом Турцию, а также южную и юго-восточную Европу (Болгарию, Грецию и Македонию).

Таким образом, в настоящее время соотношение поступления газа в Юго-Западные страны ЕС больше (200 млрд.), чем Северо-Восточные (183 млрд.).

В данных условиях, введение третьей и четвертой линий «Северного потока - 2» являются стратегически важными для Берлина, так как будут направлять непосредственно в Германию 110 млрд. куб.м. газа в год и существенно изменят баланс сил внутри ЕС.

Во-вторых, Берлин заинтересован в диверсификации газовых маршрутов, что будет способствовать надежности поставок энергоресурсов в Европу.

Напомним, что в условиях ухудшения российско-украинских отношений, Германия столкнулась со снижением поставок российского газа, а также рисками попадание в зависимость от Украины в газоснабжении.

В частности, поставки российского газа сократились вдвое в 2019 году и уменьшатся втрое в 2021 году. В соответствии с достигнутыми соглашениями от 20 декабря 2019 года между ЕС, Украиной и Россией о будущих поставках газа через Украину и подписанного 30 декабря 2019 года соглашения между Россией и Украиной предусмотрен ежегодный объем транзита 60 млрд. куб.м в 2020 году и 40 млрд. куб.м с 2021 по 2024 года.

В свою очередь позиция США продиктована следующими причинами:

Во-первых, в США отмечается рост производственных мощностей и экспорта американского СПГ.

30 июня 2017 года Дональд Трамп заявил о вступлении США в «золотую эру» энергетической политики благодаря наращиванию экспорта сжиженного природного газа, нефти и угля. Д.Трамп отметил о намерении осуществить поиск новых рынков сбыта американского СПГ в Восточной Европе и Азии, которые сейчас в значительной степени зависят от поставок из России.

Уровень экспорта СПГ из США значительно вырос с 34 млрд. куб.м. в 2018 году до 54,7 млрд. куб.м в 2019 году. По плану Управления энергетической информации Минэнерго США ожидалось в 2020 году экспортировать уже 67,2 млрд. куб.м., а в 2021 году – 79,5 млрд. куб.м. газа.

Во-вторых, США подталкивают ЕС к увеличению мощностей СПГ – терминалов для импорта своего газа. Евросоюз заявил о намерении увеличить импорт СПГ из США для диверсификации своего энергоснабжения, при этом ЕС готов инвестировать в строительство новых терминалов для приема СПГ, в основном из США, если цены будут конкурентоспособными. Отмечается рост экспорта американского СПГ в Европу (в 2017г. – 2,75 млрд. куб.м., а в 2019г. – 17,28 млрд.).

По состоянию на 2018 год в Европе насчитывалось 28 крупных терминалов для импорта СПГ (из них четыре в Турции). Общая пропускная способность их составляет 253 млрд. куб.м. газа в год, что достаточно для покрытия примерно 63,5% потребностей Европы в газе. Данные мощности значительно увеличатся к 2023 году в результате расширения отдельных СПГ - терминалов.

Кроме того, страны ЕС планировали построить еще 20 крупных терминалов СПГ общей пропускной способностью более 60 млрд. куб.м. газа в год, что в совокупности с имеющимися составит долю более 78,6% всего импорта газа ЕС.

В-третьих, США блокируют российские поставки газа с целью продвижения своего СПГ на рынок ЕС.

По оценке ведущего эксперта Фонда национальной энергетической безопасности И.Юшкова, США хотят создать дефицит дешевого газа в Европе, ограничив поставки российского газа. Белому дому необходимо, чтобы в Европе возник локальный дефицит газа и цены на «голубое топливо» поднялись, после чего туда станет выгодно поставлять американский СПГ. Отсюда и давление на газовые проекты РФ.

Это связано с тем, что американский сжиженный газ не может конкурировать по цене с российским трубопроводным в Европе. Указанное подтверждается заявлением 15 февраля т.г. главы комитета Бундестага по экономике и энергетике К.Эрнст о том, что «транспорт СПГ из США дороже, чем российский газ».

Вместе с тем, Вашингтон не может давать указания частным американским газовым компаниям работать в убыток себе, которые ориентируются на ценовую конъектуру рынков.

По оценке российских экспертов, Белый дом опасается, что российские трубопроводы уменьшат долю американского сжиженного газа на рынке ЕС. В 2019 году можно было наблюдать увеличивающуюся конкуренцию между Россией и США за поставки СПГ в ЕС. Россия экспортировала 21,6 млрд. куб.м., в то время как США – 17,28 млрд. куб.м.

Поступление газа в трубопроводную сеть Европы через терминалы СПГ в январе 2021 года снизились по отношению к январю 2020 года на 46%. Это может быть наиболее резким снижением за сезон (в октябре поставки снизились на 30%, в ноябре - на 39%, в декабре - на 43%). Весь свободный СПГ на планете забирает Северо-Восточная Азия, где текущие цены на спотовый СПГ более чем в два раза превосходят европейские котировки.

Таким образом, пытаясь раскрыть текущую ситуацию в энергетической сфере Европы можем сделать следующие выводы.

Существует большая вероятность того, что при поддержке Германии 3 и 4 нитки российского газопровода «Северный поток – 2» будут завершены, что сохранит сложные отношения ЕС и США в среднесрочной перспективе и маловероятно, что данная ситуация изменится с новой администрацией Байдена в Белом доме.

Учитывая имеющиеся и планируемые мощности СПГ – терминалов в ЕС, Европа не будет находиться в полной энергетической зависимости от России или другой страны. В целом, необходимо отметить, что поставленная задача по диверсификации поставок газа и обеспечению энергетической безопасности Европы успешно выполнена и несет определенные преференции ФРГ.

Германия и дальше будет встраивать собственную внешнюю политику исходя из своих национальных интересов и стремится нивелировать любые попытки извне влиять на свой внешнеполитический курс, что в свою очередь перманентно будут возникать противоречия с США по отдельны вопросам европейской политики.

В данном контексте, интерес представляет сделанное 26 марта т.г. заявление госсекретарь США Э.Блинкен о том, что разногласия по вопросу проекта газопровода «Северный поток – 2» не повлияют на отношения между США и Германией в целом.

Однако, на строительство трубопровода приходится максимальный показатель усиливающейся санкционной политики США против России, что имеет негативное влияние на Казахстан.

Во-первых, ослабление рубля и, как следствие, национальной валюты РК.

Снижение курса российского рубля оказывает давление на казахстанскую валюту, так как РФ является нашим крупным экономическим партнером. Курс рубля (и тенге) с 2010 года ослаб по отношению к 1 доллару в 2,5 раза (в 2,9 раза соответственно).

Во-вторых, защитные антисакционные меры РФ негативно отразились на интересах казахстанских предпринимателей по выходу на рынки России.

В частности, с каждым расширением санкций в отношении РФ расширяется перечень запрещенных или ограниченных к ввозу на территорию России товаров. Следом возникает цепная реакция: импортозамещение в России, усиленные меры контроля в отношении санкционных товаров и, как результат, ограничение казахстанской продукции при экспорте в Россию.

Кроме того, с учетом сложившихся экономических связей с Россией, для Казахстана весьма чувствительны будут риски в сфере логистики, транзита товаров и сырья, банковских трансакций.

В-третьих, втягивание Казахстана в противостояние России и стран Запада.

5 июня т.г. МИД РК заявило, что Казахстан никаких переговоров о «консолидированных мерах» стран ЕАЭС в ответ на санкции других государств не ведет. Казахстан придерживается позиции, что интеграционные процессы в рамках ЕАЭС носят сугубо экономический характер. Было отмечено, что казахстанская сторона выступает против политизации ЕАЭС и неприемлемости наделения органов евразийской интеграции несвойственными функциями.

Рустем Кожыбаев, политический обозреватель  

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33