среда, 22 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.85 EUR/KZT: 499.78 RUR/KZT: 5.81
Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана Нурлан Смагулов решил, что «искусство должно принадлежать народу» В компании «Шеврон» новый управляющий директор Экс-премьер Серик Ахметов вышел на свободу Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду Депозиты в Казахстане теряют свою популярность БРК подписал новую стратегию развития МБО ШОС в Душанбе Jysan Bank подал заявку на покупку российского Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) Хорошие позиции Казахстана в рейтинге Doing Business оказались под вопросом Kaspi.kz  объяснил, почему не может заниматься цифровизацией правительства «Шеврон» передал шесть компьютерных томографов медицинским учреждениям Казахстана Банки теряют свою долю в потребительском кредитовании Топ-менеджеры трех банков выплатили себе более 7 миллиардов тенге В Казахстане растет смертность, в том числе младенческая Kaspi.kz вновь признан №1 в электронной коммерции в Казахстане Количество аварий в системе водоснабжения сокращается

Президентов на переправе не меняют…

Анонимный телеграмм канал @nursolovej подлил масла в начавшие циркулировать с новой силой слухи о подготовке к досрочным президентским выборам. Вероятным преемником называется спикер Нурлан Нигматулин, которому скоро исполняется 59 лет. Однако, ключевой вопрос в том, хотят ли казахстанцы другого президента в принципе? Тем временем, до очередных президентских выборов осталось всего два года и это не так уж много по меркам политического времени.

Текст в телеграмм-канале похож на провокацию, учитывая, что он ссылается на «источники в аппарате спикера мажилиса»:

«В Нур-Султане в министерских коридорах множатся слухи относительно вероятности досрочного проведения президентских выборов в Казахстане. Как стало известно от источников в аппарате спикера Мажилиса, обладающий огромными президентскими амбициями Нурлан Нигматулин в скрытом формате, уже приступил к подготовке собственной избирательной кампании и формирует теневой штаб.

Источники из окружения Нигматулина называют в качестве соратников, готовых оказать ему финансовую и административную поддержку:

-олигарха Владимира Кима - выделит на избирательную кампанию средства в размере 300 млн. долларов;

-помощника Елбасы и первого заместителя Управделами президента РК Абая Бисембаева - займется обеспечением административного ресурса на уровне акимов областей и работой с предпринимателями с целью осуществить дополнительны сбор средств;

-бывшего генерального секретаря Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС) Таира Мансурова - проживающего в России и готового обеспечить Нигматулину поддержку со стороны части российской элиты.

Также примкнуть к теневому штабу Нигматуллина готовы недовольные политикой, проводимой нынешний президентом, акимы областей: Архимед Мухамедов, Кумар Аксакалов, Мурат Атенов, Ондасын Уразалин, Умурзак Шукеев. Более того, считается, что спикер Мажилиса уже заручился поддержкой премьер министра РК Аскара Мамина, с которым его связывают давние дружеские связи и совместная работа в акимате столицы под руководством Адильбека Джаксыбекова. Этот политический тяжеловес также не поддерживает нынешнего президента, которого считает слишком зависимым от позиции и наследия Елбасы. Считается, что на стороне Нигматулина может выступить и другой политический тяжеловес в отставке Имангали Тасмагамбетов, имеющий серьезные претензии и обиды в отношении Елбасы. Нигматуллина и Тасмагамбетова связывает бурная комсомольская юность и совместная работа в администрации президента.

В аппарате спикера Мажилиса в принципе давно известно о напряженных взаимоотношениях Нигматуллина и президента - за два года своего президентства Токаев ни разу не удостоил спикера Мажилиса аудиенции, при этом регулярно принимает спикера верхней палаты парламента Маулена Ашимбаева, конечный список тех, кто может примкнуть к теневому штабу рискует существенно расшириться. Президент все эти два года обделял вниманием целый ряд политических тяжеловесов эпохи Нурсултана Назарбаева, таких, как Нуртай Абыкаев, Темирхан Досмуханбетов, Канат Саудабаев, Мухтар Алтынбаев. Все они могут оказаться в теневом штабе Нигматулина...»

Весь текст составлен весьма убедительно, если не считать «мелких» неточностей: на самом деле Токаев принял спикера мажилиса за все это время только официально два раза. Но самый главный повод для недоверия - указание в качестве источника кругов, близких к Нигматуллину. Согласитесь, не в наших традициях делать такие откровенные «утечки». Особо «посвященные» даже предположили, что это дело рук другого «фаворита» необъявленной гонки – Бауржана Байбека.

Вообще, анонимные телеграмм-каналы стали на левом берегу Нур-Султана едва ли не любимой национальной забавой наших чиновников, и без того склонных посвящать весь свой досуг и не только жарким дискуссиям о карьерных перипетиях своих коллег.

Монополия на президентство разрушена

Мы уже писали, что Токаеву уже не стать вторым Назарбаевым. Тем не менее, за прошедшие более чем два года его влияние и популярность растут. И не только в обществе, но и в чиновничьих кругах. Однако, вместе с тем, и версия о его смене становится все менее фантастической.

Правда, есть тренд, с которым нельзя не считаться – идет стремительное обновление элит на верхнем и среднем уровне и все большая их часть – «люди Токаева». Пока они малоизвестны и почти незаметны, но именно эта уязвимость объединяет их крепче всего. Но что еще более важно – постепенно размывается водораздел лояльности между Назарбаевым и Токаевым. Скорее, сейчас идет кристаллизация кланов вокруг сразу нескольких тяжеловесов, одним из которых действительно является Нурлан Нигматулин и ко.

И если раньше было понятно, что госаппарат жил в поисках нового механизма обеспечения своей консервации, то теперь обострение межклановой борьбы отодвинуло эту задачу на задний план.

Коронавирус внес свою лепту в убедительность мысли о том, что Казахстану нужны перемены, что старые методы уже не работают, что «залить» проблемы деньгами будет становится все сложнее. И дело даже не в том, что их в стране нет – деньги есть. Главный вопрос сегодня – их перераспределение.

И в этом смысле главная задача Токаева – распределить их так, чтобы сохранить текущий статус-кво.

Прежде всего, это «Свита» Назарбаева и его First family. Если не считать членов семьи, то свита изрядно поредела: незаметно ушел Ахметжан Есимов, досиживают свои последние годы несколько акимов, и даже «продукт Назарбаева» Имангали Тасмагамбетов выдерживает эффектную паузу, а Аслан Мусин ведет свою, особую игру…

Правда, есть второй не по значимости, а по публичности «второй эшелон»: Махмуд Касымбек, Абай Бисембаев, Нурлан Нигматуллин, Болат Утемуратов, Умирзак Шукеев, Даурен Абаев и пр.

Вторая, опять же не по значимости, а скорее, по возрасту команда - государственные олигархи во главе с Тимуром Кулибаевым.

Именно он представляет сегодня собой самую влиятельную фигуру, умело лавирующую между тестем, президентом и олигархатом. В отличие от Дариги Нурсултановны, имеющей отрицательную популярность (возможно, не без его помощи), он, как ни странно, за счет сохранения определенной дистанции от тестя, имеет общие бизнес-интересы практически со всеми влиятельными людьми в стране. А это уровень гроссмейстера. Минимальная публичность Кулибаева, особенно для главы такой одиозной структуры как НПП Атамекен, выводит его из зоны критики общества, хотя размеры его состояния, даже официальные, поражают воображение и не идут ни в какое сравнение со «скромными» активами Дариги Нурсултановны. Кулибаев – король огромной экосистемы квазигоссектора. Именно он по факту контролирует не менее двух четвертей ВВП Казахстана. Кулибаев – сам по себе целая часть элиты. Именно с ним в первую очередь Токаеву нужно договариваться. И, возможно, именно поэтому их потенциального союза так боятся в «библиотеке». Хотя такой сценарий был бы наиболее прагматичным, пусть и в ущерб этическим принципам обоих акторов.

Однако, есть одна фундаментальная угроза. Госолигарх — статус, дарованный государством, а значит, он может быть утрачен при самых разных обстоятельствах. Например, в силу объявленного в последнее время крестового похода Запада против «необъяснимого» богатства. 

Довольно сложные отношения у Токаева и с премьер-министром, чей кабинет как минимум наполовину спекулирует на этих противоречиях. Особенно это касается силового блока. Впрочем, глава КНБ сохраняет весьма выигрышную позицию «над схваткой».

Токаев VS Нигматулин: найди семь отличий

Как бы там ни было, но «дыма без огня не бывает». Публичная активизация спикера нижней палаты слишком очевидна и довольно если неэффективна, то эффектна. Он едва ли не чаще и не жестче президента распекает министров и акимов. В отличие от Токаева, у него есть своя и довольно лояльная команда, административный и финансовый ресурс, а также весьма привлекательная биография. Тот факт, что по одним сведениям он является татарином, а по другим – кожа, скорее, является достоинством, чем недостатком. В отличие от карьерного дипломата Токаева, не склонного к резким шагам, Нигматулин известен своей решительностью. К тому же выпускник Карагандинского политехнического института прошел комсомольскую закалку и даже имеет специальность политолога. А главное – за его плечами опыт в «реальном секторе» в качестве акима Карагандинской области. Ну а то, что он всплывал по ряду скандалов только прибавило ему весу. Да и нынешняя его позиция является едва ли не одной из самых престижных и влиятельных в стране. За все это время он сумел приобрести необходимые связи и за рубежом. Не в ООН конечно, но на пространстве ЕврАзЭс точно.

И если несколько лет назад, когда его заподозрили в президентских амбициях в эпоху Назарбаева, он выразил неподдельное негодование, то теперь никаких официальных (и неофициальных) опровержений пока не последовало.

К слову, в случае досрочного ухода президента, его полномочия получает спикер верхней палаты парламента. В то же время, если спикер не может принять эти обязанности, они переходят к председателю мажилиса.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33