среда, 22 сентября 2021
,
USD/KZT: 425.85 EUR/KZT: 499.78 RUR/KZT: 5.81
МИИР собирается субсидировать 10 авиамаршрутов 5 миллионов казахстанцев прошли онлайн-перепись Токаев прибыл в Мангистаускую область 100 субъектов АПК обязаны возвратить в бюджет около 5 млрд. средств Объём казахстанского импорта составил 21,7 млрд долл. США Объём займов на душу населения в Казахстане вдвое ниже, чем в России Сколько тратят казахстанцы на коммунальные услуги? Турция не признает юридической силы прошедших выборов в Госдуму в Крыму В Казахстане одобрены очередные послабления для бизнеса Как будут защищать персональные данные в Казахстане? «Михаил Ломтадзе и Kaspi.kz получили три награды на Kazakhstan Growth Forum» Казахстан в рейтинге устойчивого развития поднялся с 65-го на 59-е место В 2026 году Казахстан намерен отказаться от использования угля Как снизить инфляцию в Казахстане до «докоровирусного» уровня? Международный союз электросвязи при ООН установил новый код +997 def для Казахстана Нурлан Смагулов решил, что «искусство должно принадлежать народу» В компании «Шеврон» новый управляющий директор Экс-премьер Серик Ахметов вышел на свободу Выстрел в Алматы - жертвами ипотеки стали невинные люди Участие СБЕРа в цифровизации вопрос решенный Социально значимые продукты питания подорожали с начала года на 10% Письмо с призывом помиловать Атабека отправлено в Акорду Смерть без СИЗ В Казахстане растёт дефицит школьных мест В Казахстане выявили три тысячи фактов незаконного предоставления жилья в аренду

Утро на Ближнем Востоке: уход США во благо?

Что нам думать по поводу перетасовки отношений и альянсов на Ближнем Востоке? Среди заклятых врагов набирает обороты дипломатия, а в отношениях близких друзей появились трещины. Такие региональные лидеры, как Саудовская Аравия, Иран, Турция и Египет пересматривают свою внешнюю политику и восстанавливают отношения с соседями, с которыми ранее враждовали. Соединенные Штаты и Россия возобновили свое региональное соперничество, а Китай выступил в качестве нового конкурента.

Эти геополитические перемены могут превратить Ближний Восток в арену ожесточенной и поистине глобальной конкуренции. Но они могут и смягчить региональное соперничество, сведя вместе страны, которые исторически ненавидели друг друга. Многое будет зависеть от основных факторов, стоящих за переменами: сокращения присутствия Америки в регионе, подъема Китая и негативного влияния пандемии COVID-19 на и без того слабую экономику стран региона.

Президент США Джо Байден ясно дал понять, что Ближний Восток не является приоритетом внешней политики его администрации. В то время как бывший президент Дональд Трамп создал антииранскую коалицию во главе с Саудовской Аравией и Израилем, Байден стремился дистанцироваться от Саудовской Аравии, не в последнюю очередь путем прекращения поддержки США войны в Йемене. Его администрация возобновила переговоры о восстановлении ядерной сделки с Ираном 2015 года, из которой Трамп вывел США в 2018 году, и держит Турцию и Египет (две страны-фаворита Трампа) на расстоянии.

С полным выводом войск США из Афганистана в этом месяце Байден ясно дал понять, что США выходят из холодной войны в регионе, по мере того как он поворачивается к Азии и Китаю. На Ближнем Востоке широко распространено мнение, что Америка больше не является настоящим партнером.

Более того, пока Америка отступает, Китай все больше заявляет о своем присутствии в регионе. В марте он заключил крупное соглашение с Ираном, пообещав инвестировать 400 миллиардов долларов в течение следующих 25 лет в обмен на стабильные поставки нефти и газа. Во время визита в Саудовскую Аравию, Турцию, Иран, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Оман в том же месяце министр иностранных дел Китая Ван И подтвердил приверженность своей страны обеспечению безопасности и стабильности в регионе. Совершенно очевидно намекая на США, он сказал, что Китай будет выступать против иностранного вмешательства и действовать как честный посредник в разрешении хронических конфликтов в регионе.

Ван также предложил перспективу заключения китайского соглашения о свободной торговле, которое принесет десятки миллиардов долларов инвестиционных возможностей за счет связи китайской инициативы «Один пояс, один путь» с местными проектами развития. Этот вид экономической «конфетки» вызывает сильный резонанс на Ближнем Востоке, где уровень безработицы среди молодежи, уровень бедности и другие экономические показатели были мрачными задолго до пандемии. За последние 18 месяцев COVID-19 усугубил и без того серьезные социальные кризисы во многих странах.

В этих условиях неудивительно, что региональный диалог и дипломатия возвращаются. Большинство местных правителей понимают, что безопасность режима больше зависит от удовлетворения потребностей населения, чем от сектантского подстрекательства и ненависти к «другим». Поэтому в апреле прошлого года Саудовская Аравия и Иран провели секретные переговоры, на которых обсуждалось, как положить конец конфликту в Йемене, где возглавляемая Саудовской Аравией коалиция ведет войну против поддерживаемых Ираном повстанцев-хуситов с марта 2015 года.

Саудовская Аравия также примирилась с Катаром (который поддерживает дружественные отношения с Ираном) после того, как в июне 2017 года разорвала все связи со своим соседом. В апреле прошлого года король Саудовской Аравии Салман официально пригласил эмира Катара шейха Тамима бин Хамада аль-Тани посетить его страну, сделав тем самым мощный жест в сторону сближения.

Еще один признак политических перегруппировок в более широком смысле — Саудовская Аравия нормализовала отношения и с Ираком (союзником Ирана), положив тем самым конец трем десятилетиям взаимного отчуждения и враждебности. И после многолетнего конфликта с президентом Сирии Башаром Асадом (еще одним близким партнером Ирана) саудовские официальные лица недавно провели секретные переговоры со своими сирийскими коллегами в Дамаске, в результате чего появились сообщения о том, что может быть достигнуто соглашение о дипломатической нормализации.

Иран тоже может быть на грани улучшения отношений со своими соседями, особенно с ОАЭ. Сообщается, что министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф планирует вскоре посетить ОАЭ после того, как в апреле вернулся из дипломатического турне по Катару, Ираку, Кувейту и Оману.

Но самое главное — это возможность ирано-саудовского сближения. Хотя умеренный президент Ирана Хасан Рухани уходит, сторонник жесткой линии Эбрахим Раиси, который придет на его место, говорит, что он «не видит препятствий» для установления дипломатических отношений с Королевством. Восстановление связей сократит гражданские беспорядки и войны через посредников в Сирии и Йемене — два из величайших гуманитарных кризисов в современном мире — а также может принести стабильность в политически и религиозно разделенные страны, такие как Ирак и Ливан.

Наконец, как Саудовская Аравия и Иран, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган предпринял дипломатическое наступление, чтобы наладить напряженные связи своей страны в регионе, особенно в отношениях с Египтом и Саудовской Аравией. После того, как в прошлом году чуть не дошло до нанесения Турцией ударов по Ливии, теперь она хочет улучшить экономические отношения с Египтом и другими державами регионального и глобального масштаба.

Эти недавние региональные перестановки можно объяснить изменением оценок баланса сил и совпадающих интересов. Сокращение американского присутствия вынудило региональные державы позаботиться о своей безопасности, укрепив оборону. Региональные лидеры все чаще осознают, что нет смысла поливать бензином бушующий пожар, как это делал Трамп. Благодаря международной дипломатии, возглавляемой Америкой, Европой, Китаем, Россией и Японией, Ближний Восток может продолжить свой нынешний путь к деэскалации.

Может ли международное сообщество выступить посредником в достижении соглашения о новой всеобъемлющей архитектуре безопасности и безъядерном Ближнем Востоке, или, по крайней мере, поддерживать и поощрять региональный диалог и урегулирование возникающих конфликтов? Уже вполне реально представить себе такое. Если прошлое Ближнего Востока представляло собой бесконечный конфликт, это не значит, что такова судьба региона на все времена.

Фаваз А. Гергес — профессор международных отношений и ближневосточной политики Лондонской школы экономики, автор готовящейся к выходу книги «Столетняя война за контроль над Ближним Востоком: от Сайкса-Пико к сделке века» (Princeton University Press, 2021).

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33