пятница, 22 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Марқұмның жақындары жауынгердің өзіне қол жұмсағанына сенбейді Минтруда: На переселение с юга на север направят более 46 млрд тенге По затратам местных бюджетов лидируют Туркестанская и Алматинская области Во время пандемии казахстанцев охватила «эпидемия» лудомании Второй энергоблок Ростовской АЭС остановлен из-за неполадок Аида Балаева: «Ұлттық рухани жаңғыруға» 119 миллиард теңге жұмсалады Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области Минюст готовит изменения в выборном законодательстве Фильм о Назарбаеве презентуют на Римском кинофестивале В Казахстане уменьшается количество крупных и средних компаний Ә.Бәйменов: Сатқындықты да көрдім Тренды и точки роста долгового рынка Казахстана Шымкентте қоқыстан сәби табылды Казахстан на новые Нацпроекты потратит 49 трлн тенге Қазақстан тәліптерге тамақ бермек

С чем СССР оставил Казахстан на самом деле?

Действительно ли Казахстан периода СССР превратился из аграрной в индустриально-аграрную страну с многоотраслевой экономикой? Сухие цифры говорят о том, что к 1991 году мы уже имели статус сырьевого придатка и морально устаревшую промышленность. Об этом в уникальной книге доктора экономических наук, профессора Арыстана Есентугелова «Экономика независимого Казахстана. История рыночных реформ».

Становление экономики Казахстана происходило главным образом по двум каналам: первый – максимальное использование богатых природных ресурсов республики в рамках принятой в СССР Концепции общесоюзного разделения и кооперации труда; второй – эвакуация в годы Отечественной войны целых предприятий вместе с коллективами, в основном машиностроения, легкой и пищевой промышленности, или оборудования предприятий этих отраслей, которые получили в Казахстане вторую жизнь.

Как показали исследования, проведенные в те годы, удельный вес добывающего сектора в общем объеме промышленной продукции республики был в два раза выше среднесоюзного уровня, более чем в два раза, чем на Украине, и в полтора раза больше, чем в РСФСР, а обрабатывающей промышленности – на 10 процентных пунктов ниже среднесоюзного показателя. Это в условиях, когда в экономике самого СССР безраздельно доминировало производство сырья и промежуточной продукции.

Исключение составляет лишь машиностроение, работающее на нужды добывающей промышленности и сельхозмашиностроения. Что касается оборонного машиностроения и общемашиностроительного производства, то здесь выпускались лишь комплектующие изделия или различные промежуточные продукты, поставляемые на экспорт. Объемы их производства в республике были незначительными. Так, доля Казахстана в общесоюзном производстве экскаваторов, металлорежущих станков, центробежных насосов, например, составляла всего 2%, кузнечно-прессовых машин – 3%, кормоуборочных комбайнов – 4%, готового проката – 4%.

Такая деформированная структура экономики в сочетании с ценовыми ножницами между сырьем и промежуточной продукцией, преимущественно вывозимой из Казахстана, и на готовую продукцию, ввозимую в большом объеме в Казахстан, привела к перекосам в межреспубликанском товарообмене, ставившим казахстанскую экономику в заведомо проигрышное положение.

По централизованному распределению из Казахстана вывозилось: 71% произведенной нефти, 100% – топочного мазута, 43% – угля, 55% – железной руды, 46% – черных металлов, 37% – цветных металлов, 44% – фосфоритов, 54% – продукции основной химии, 86% – синтетического каучука, 80-100% – машин и оборудования, 60% – тракторов, 51% – шерсти, 18% – зерна. Основная часть оставшейся продукции шла на решение общесоюзных задач – оборонной промышленности, функционирующей в республике, слабо обеспечивавшей свои потребности по конструктивным материалам, товарам народного потребления, электроэнергии, машинам и оборудованию.

Казахстан получал из союзных республик 26% материальных ресурсов, используемых в народном хозяйстве на производственные и непроизводственные нужды. При этом за счет межреспубликанского ввоза удовлетворялось более 40% потребностей населения в товарах народного потребления. По данным Госкомстата Казахстана, потребности в продукции железнодорожного машиностроения за счет ввоза удовлетворяются на 96%, в оборудовании для легкой промышленности – на 95%, в оборудовании для химической и нефтяной промышленности и подъемно-транспортном оборудовании – на 85%, в металлургическом оборудовании – на 72%, в металлорежущих и деревообрабатывающих станках – на 62%, в изделиях радиоэлектронной промышленности – на 61%, в бытовых приборах и машинах – на 60%.

Значительная часть завоза фосфорно-фаянсовых изделий – 36%, лакокрасочной продукции – 55%, горно-шахтного оборудования – 46%, электроэнергии – 17%.

Таким образом, значительная часть ввозимых товаров покрывала от 20 до 100% потребности республики, имея существенное значение для нормального функционирования экономики Казахстана, постоянно испытывавшей возрастающий дефицит. В 80-е его уровень по средствам производства ежегодно составлял около 30%, а по непродовольственным товарам – 30-40%. Ввоз превышал вывоз в 1,8 раза, и объем отрицательного сальдо вывоза–ввоза достигал в мировых ценах свыше 7 млрд рублей, что давало повод представителям республик, производящих в основном продукцию высокой степени готовности, утверждать, что они «содержат Казахстан».

Как видно, Казахстан поставлял в союзные республики промышленные и сельскохозяйственные сырьевые и промежуточные продукты, комплектующие изделия машиностроения, а ввозил в основном конечную продукцию. Сама казахстанская экономика была способна выпускать только 27% всего потребляемого конечного продукта, его вклад в конечный продукт всего СССР в конце 80-х годов составлял всего 3%.

Таким образом, казахстанская экономика советского периода была даже в отношении СССР периферийной, или, как часто говорят, Казахстан был сырьевым придатком России и других республик, находящихся в европейской части Союза.

Как периферийная, казахстанская экономика имела множество сложных и крупных долговременных экономических, социальных и других подобных проблем. Прежде всего она была высокозатратной, малоэффективной, утяжеленной структурой экономики. Объем ВВП Казахстана в 1990 году составил 5,3% ВВП СССР на душу населения. Среднедушевой произведенный национальный доход составлял 73% к соответствующему общесоюзному показателю. Здесь нет ничего удивительного, поскольку при такой структуре экономики на выпуск единицы чистой продукции промышленности требовалось основных производственных фондов на 40% больше, чем СССР в целом, а фондоотдача по народному хозяйству, рассчитанная по национальному доходу, оказывалась на 1/3 ниже среднесоюзного уровня. Вследствие этого удельный вес фонда накопления в составе использованного национального дохода оставался самым высоким – 27% против 25% в целом по СССР. При этом более 30% капитальных вложений в народное хозяйство и 76% – в промышленности направлялось на развитие отраслей по добыче и первичной переработке минерально-сырьевых ресурсов, около половины из которых приходилось на долю топливно-энергетического комплекса.

Одновременно сокращалась доля капитальных вложений, направляемых в машиностроение, легкую, химическую и нефтехимическую промышленность. В итоге в национальном доходе доля промышленности снизилась в 1985-1989 годах почти на 3 процентных пункта и оказалась на 15 процентных пунктов ниже среднесоюзного показателя. В то же время доля сельского хозяйства в национальном доходе за это время увеличилась на 1,7, в строительстве – на 3,1 процентных пункта.

Постоянный рост капиталоемкости и фондоемкости промышленной продукции, соответственно – доли капитальных вложений в добывающие и другие сырьевые отрасли при низкой эффективности экономики негативно сказывался на повышении жизненного уровня народа республики. Уровень потребления материальных благ и услуг оставался одним из самых низких среди бывших союзных республик – в 1990 году он составил 84% от уровня СССР и 17% – от уровня США. Объем розничного товарооборота на душу населения к общесоюзному составлял около 82%, а платных услуг – 68%. Всегда остро стояла проблема потребления продуктов питания; более 60% потребности населения в товарах первичного потребления удовлетворялось за счет завоза. Низкой оставалась обеспеченность граждан жильем.

Но при всем этом продукция Казахстана оставалась неконкурентоспособной ни на внешнем, ни на внутреннем рынке. Поскольку казахстанская экономика, как и вся советская экономика, была централизованно-плановой и импортозамещающей, в ней не было и не могло быть конкуренции, а там, где нет конкуренции, мало шансов на то, чтобы продукция оказалась высококонкурентной. Продукты, производимые в Казахстане, просто централизованно распределялись в плановом порядке по жесткой схеме прикрепления потребителей к поставщикам.

Большая проблема была связана и с тем, что казахстанская экономика, как составная часть единого, глубокоинтегрированного народнохозяйственного комплекса СССР и как страна с высокодеформированной структурой, была сильно зависима от экономик других союзных республик и по реализации своей, и по приобретению нужной стране продукции. После распада СССР и в процессе перехода к рынку это стало одной из главных причин глубокого и длительного падения производства, экономического кризиса.

В советско-казахстанской экономике сложилась глубокая диспропорция не только между сырьевыми и обрабатывающими секторами, но и между этими секторами, с одной стороны, и производственной инфраструктурой – с другой. Последняя сильно отставала от потребностей производственных отраслей как по масштабу развития, так и по качественному уровню. Она слишком уступала международному стандарту, что не способствовало повышению конкурентоспособности казахстанской экономики и привлечению инвестиций в ее несырьевые секторы. Это до сих пор один из сильно сдерживающих факторов устойчивого развития казахстанской экономики.

Немаловажное значение продолжает иметь технико-технологическая отсталость страны уже в советский период. В годы независимости и переходного процесса она только усилилась. В Казахстане многие промышленные предприятия продолжали функционировать на физически и морально устаревших технике и технологиях. Уже к моменту получения независимости во многих отраслях удельный вес таких техники и технологий составил 42%, а в отдельных отраслях он доходил и до 70%.

В то же время следует принять значение того факта, что Казахстан превратился из феодальной страны с архаично организованным аграрным сектором в крупную индустриально-аграрную страну, достиг расцвета культуры, особенно в области образования, науки, литературы, искусства, здравоохранения. В то же время, наше сырье и промежуточные продукты пользовалась спросом на мировом рынке, и сектор, экспортируя основную часть своей продукции на рынки дальнего зарубежья, даже в годы спада производства давал неплохие доходы в бюджет и казну. Благодаря этому казахстанцы несколько легче, чем народы других республик, перенесли невзгоды переходного периода.

Тем не менее, как отмечается некоторыми исследователями, «республика в свое время была площадкой для крупномасштабных экономических экспериментов, которые можно трактовать по-разному, но с последствиями, которых государству приходится сталкиваться сегодня».

Первым из таких экспериментов было переселение крестьян из густонаселенной европейской части России на территорию Казахстана в годы столыпинской реформы, начатой в 1906 году. Переселение крестьян среднего достатка внесло заметное расширение в уклад казахстанской экономики, развивая земледелие и оседлый образ жизни, изменило демографическую структуру Казахстана. Уже в начале века земледельческие зоны заложили основу «очагового» развития аграрного сектора, территориальное деление страны на районы по «производственнонациональному» признаку, которое потом получит широкое распространение и будет иметь немало как положительных, так и отрицательных последствий, в первую очередь для людей коренной национальности. В Северном Казахстане в этническом отношении абсолютно преобладающими оказались русские (казахов – не более 30%). Регион сегодня обладает развитым промышленным, сельским хозяйством, транспортом и связью, благодаря чему жители этого региона легче перенесли последствия переходного периода.

Эти действия советской власти сами по себе имели тяжелые последствия, однако страну ждала и политика насильственной коллективизации, причем в форме самых жестких репрессий против казахов. Руководством ЦК Компартии Казахстана проводилась специальная кампания экспроприации крестьян с конфискацией имущества, в частности скота, что привело к значительному сокращению его поголовья и, как уже отмечалось, к гибели людей от голода и болезней, многие крестьяне ушли со своими стадами в Китай, Монголию, Узбекистан и Россию. Всего в 30-е годы Казахстан потерял более 3 млн человек. Республика переживала самую тяжелую хозяйственную разруху. Во второй половине 30-х одновременно происходило выселение сотен тысяч крестьян, объявленных кулаками, из разных регионов СССР в Казахстан, организация на его территории концентрационных лагерей для жертв террора 1937-1938 годов.

Как отмечалось выше, в эти же годы была репрессирована почти вся интеллигенция Казахстана. Среди них были не только представители партии «Алаш», но и самой партии большевиков. «Казахстан стал единственной республикой бывшего СССР, где коренное население стало составлять меньшинство». Под предлогом постепенного стирания национальных различий советских людей, создания единого советского народа власть начала широкомасштабное наступление на культуру, быт, традиции, обычаи и язык казахов.

В эти годы начались новые эксперименты: депортация целых народов Кавказа и Дальнего Востока в Казахстан – немцев, чеченцев, ингушей, корейцев, калмыков и многих других. В республику в эти годы было депортировано около 800 тысяч немцев, 18,5 тысячи корейских семей, 507 тысяч чеченцев, ингушей, карачаевцев и других северокавказских народов. Также в 40-е годы сюда были сосланы крымские татары, турки, греки и многие другие народы. В стране нарастала напряженность, люди, как местные, так и переселенцы, проверялись на выносливость и терпимость, способность сосуществовать людей разных национальностей, этнических групп.

К числу сложных социально-экономических, демографических экспериментов следует отнести и эвакуацию целых промышленных предприятий вместе с коллективами из западных регионов СССР в годы Отечественной войны. Кроме того, в Казахстане появились теперь уже индустриальные зоны «очагового» развития, усилилось деление территории по «производственно-национальному» признаку: Западный, Южный, Юго-Восточный и Восточный Казахстан.

Такое положение привело к тому, что, во-первых, во всех отраслях промышленности работали в основном русские, доля коренных работников была на уровне 10%. На руководящих должностях – тем более, хотя количество специалистов с высшим образованием, к тому же техническим, было немалым и с каждым годом все увеличивалось. Им было крайне сложно устроиться на инженерно-технические должности, где руководителями были русские. Наблюдалась такая тенденция: если руководитель министерства или предприятия русский, то и все руководство состояло из русских, а если казах, то его заместителем должен быть опять русский.

Насколько это оправдано с точки зрения социальной, экономической, национальной политики, по истечении стольких лет судить сложно, а специальных исследований не проводилось. Факт в том, что казахи на родине оказались в меньшинстве и чувствовали себя скорее гостями, чем хозяевами. Причем такая ситуация сложилась не в результате каких-то объективных факторов, естественных процессов, а из-за целенаправленной государственной политики, и только в Казахстане. Есть политики в России, которые хотят поднять вопрос о том, на своей ли земле вообще казахи. Не кто иной, как Горбачев в одном интервью говорил, что во время освоения целины Казахстану было передано 5 областей.

Серьезными остаются последствия образования «производственно-национальных» территорий. Они не раз создавали угрозу территориальной целостности страны. Нельзя скрывать, что этот фактор в Казахстане до сих пор сказывается на развитии некоторых политических институтов, в частности выборности местных органов власти. Еще одним крупномасштабным экспериментом было освоение целинных и залежных земель. Во-первых, в Казахстан только за 1954-1964 годы переселилось 2 млн человек из России, Украины, Белоруссии, что еще больше изменило демографическую структуру страны. Если удельный вес казахов от всего населения в 1926 году составлял 57,1%, в 1933-м – 38%, то в 1959 году он снизился до 30%. Было освоено 25 млн га свободных плодородных земель, в том числе 22,3 млн га пашни. Эта грандиозная программа привела к серьезным последствиям, главным образом для земельного потенциала страны: уже через несколько лет началась ветровая эрозия почв, и 12,6 млн га, или 37%, пашни выбыли из оборота. Добавим к этому невиданный разгул преступности из-за прибытия в Казахстан выпущенных специально для работы на целине уголовников из тюрем Сибири.

К экспериментам следует отнести и передачу трех южноказахстанских регионов под юрисдикцию Узбекистана, создание трех краев с намерением, как тогда поговаривали в верхах, присоединения целинного края к России, попытку передачи полуострова Мангышлак Туркменистану. Ряд экспериментов, проведенных на территории Казахстана, имел катастрофические экологические последствия для страны. Первое – это аральская экологическая катастрофа, возникшая из-за развития непродуманного поливного земледелия в регионе с вмешательством в естественные природные процессы. Это связано c бредовой стратегией использования водных ресурсов бассейнов рек Амударья и Сырдарья. В итоге большая часть моря высохла, на этом месте образовалась пустыня, непригодная для земледелия из-за засоления. Это повлияло на климат обширных территорий, в Приаралье резко увеличилось число тяжелых заболеваний и детской смертности. Другая экологическая проблема порождена двадцатью военными полигонами, в том числе тремя ядерными – в Семипалатинске, Азгире и Капустином Яре. Здесь в течение 40 лет проводились ядерные испытания, в 1991 году на территории Казахстана размещено 1400 ядерных боезарядов, столько же – на Украине и 7,5 тысячи – в России.

Таким образом, можно заключить, что история Казахстана со времени вхождения его в состав России и особенно Советского Казахстана была историей сплошных политических, экономических, социальных, географических и военных экспериментов, последствиями которых стали проблемы, для решения которых требуется не один год и не один миллиард долларов.

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33