среда, 18 мая 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
В НАТО начались разногласия по масштабам военного присутствия в Восточной Европе - WP В Казахстане в госсобственность заберут 138 подъездных жд-путей На проведение республиканского референдума потратят Т16 млрд Атырау облысы әкімінің бұрынғы орынбасары 10 жылға сотталды Кто покупает казахстанский банк Home Credit? Студенты-предприниматели налаживают сотрудничество между городом и селом Дефицит специалистов, импортозависимость по мясу, недостаточная кормовая база - министр о проблемах сельского хозяйства Қазақстанда орташа зейнетақы мөлшері аталды Наши тела, наша жизнь, наши права - иностранные дипломаты сделали заявление Qnet не ведет предпринимательскую деятельность согласно требованиям закона РК - ДП Алматы Әкімдердің рейтингі жол сапасы бойынша анықталады Пугачева планирует вернуться в Россию Қасым-Жомарт Тоқаев 69 жасқа толды Выделит ли сенат США 40 млрд долларов Украине? Контрабандисты пытались ввезти в Казахстан спортивную одежду известных брендов ҰҚШҰ саммитінен кейін Тоқаев Путинмен кездесті Рынку «Алтын Орда» выставили налоговые счета почти на Т3 млрд В какую сторону вывезли украинских военных из завода «Азовсталь»? ВОЗ приняла резолюцию о закрытии офиса в России О чем говорили лидеры стран на саммите ОДКБ? В Москве начался саммит лидеров стран ОДКБ Экономика ЕС сильно страдает из-за ситуации на Украине Тигран Кеосаян Қазақстанға қатысты мәлімдеме жасады - БАҚ Активиста осудили на семь лет за критику власти Арыстанбек Мұхамедиұлы президенттен араша сұрады

Джо Байден в многополярном мире

В следующем году исполнится 50 лет с тех пор, как президент США Ричард Никсон совершил поездку в Китай, чтобы встретиться с председателем Коммунистической партии Китая Мао Цзэдуном и китайским премьер-министром Чжоу Эньлаем. Это был важнейший шаг на пути к восстановлению отношений после десятилетий отчуждения и враждебности. Спустя полвека прогресс, которому они положили начало, оказался почти полностью утерян, и вина за это частично лежит на президенте США Джо Байдене.

Идеологические различия между США и Китаем в 1972 были более чем контрастными. Но обе стороны понимали огромную пользу разрядки. Изолировав СССР, они приблизили конец Холодной войны. А дав Китаю возможность переключить внимание на мирное экономическое развитие, они помогли глобальному процветанию в последующие десятилетия.

Благодаря изобилию рабочей силы и земли, Китай превратился в лидирующий промышленный центр, который давал международным компаниям возможность сокращать производственные расходы и поставлять больше доступных по цене товаров потребителям. Со временем китайские доходы возросли, а производство с низкими затратами переместилось в другие страны. Но экономический прогресс Китая (и в частности, рост спроса на его огромном внутреннем рынке) продолжает приносить пользу всему остальному миру.

Более того, как отмечали Чарльз Гудхарт и Манодж Прадан, периодом Великой умеренности (это период низкой макроэкономической волатильности, который длился с 1980-х годов до 2007-го) мир обязан главным образом интеграции Китая в мировую экономику. В этот период Америка пожинали богатые плоды, которые приносил подъём Китая.

Но одновременно Америка совершила несколько стратегических ошибок. Конец Холодной войны открыл перед этой страной беспрецедентную возможность обновить мировой порядок для эпохи, определяемой новыми вызовами и соперничеством. Однако, как с сожалением отмечает Ричард Хаасс, она упустила этот шанс, а вместо направила свои силы – и $8 триллионов – на Войну с террором, которая был полна изъянов в планировании и провалилась на практике.

При этом США не сумели адаптироваться к меняющейся глобальной экономике. Когда миллионы американцев потеряли рабочие места в промышленности, они стали винить в этом внешнюю торговлю, особенно с Китаем, хотя намного более важную роль в этом процессе сыграли новые технологии. Спад доходов среднего класса и рост неравенства усугубляли недовольство.

Разочарование достигло пика после финансового кризиса 2008 года. Кризис не только подчеркнул полную неспособность властей контролировать финансовый сектор, но и показал, что позиции Америки на вершине глобальной экономической иерархии перестали быть неприступными. США спровоцировали этот кризис и пострадали из-за последовавшей за ним рецессии, а в этом время темпы экономического роста в Китае ни разу не падали ниже 6%, при этом реализованный страной в 2009 году огромный пакет стимулов способствовал восстановлению мировой экономики, подняв цены на сырьё.

В 2016 году Дональд Трамп победил на президентских выборах, почувствовав (и разжигая) эти усилившиеся страхи и разочарование избирателей; он изображал утрату американского первенства как экзистенциальную угрозу, а виновником называл Китай. Но Трамп не просто не сумел «сделать Америку снова великой». Напротив, он ещё больше ослабли глобальные позиции страны, отказываясь от её обязательств, отчуждая союзников, продемонстрировав неспособность разработать хоть сколько-нибудь последовательную стратегию решения общих проблем. И примером здесь служит его контрпродуктивная торговая война с Китаем.

Однако Трамп был далеко не одинок, считая Китай важнейшей угрозой, которая требует политики сдерживания. Это стало совершенно очевидно при администрации Байдена, которая отменила многие решения Трампа, но сохранила жёсткую линию в отношении Китая и даже пытается сейчас сформировать коалицию демократических стран для его сдерживания.

После бурных четырёх лет Трампа в Белом доме у Байдена была возможность провести перезагрузку, конструктивно взаимодействуя с Китаем, а также с Россией, чтобы определить, как именно надо управлять многополярным миром. Но он не воспользовался этой возможностью. Напротив, он создаёт такой настрой, который предполагает, что государствам мира придётся выбирать сторону в американо-китайском соперничестве.

Учитывая потрёпанную глобальную репутацию Америки, Байдена вполне может ожидать неприятное открытие: данный подход не принесёт ему исключительно благоприятные результаты. Даже европейские державы предпочитают более мягкий тон в отношении Китая (с которым они сохраняют критические важные экономические связи) и выражают желание обойтись без излишне милитаризированной стратегии.

Нравится это США или нет, но во многих аспектах многополярный порядок уже сформировался. Согласно недавнему исследованию, опубликованному Белферским центром Гарвардского университета, Китай быстро догоняет США в сфере технологий и военного потенциала, хотя Америка сохраняет лидерство в сфере финансов, научных исследований и разработок, образования, доступа к талантливым кадрам со всего мира.

Кроме того, в отличие от ситуации в период Холодной войны ведущие глобальные державы, прежде всего, США и Китай, находятся на равных с точки зрения экономики. По данным исследования корпорации RAND, проведённого в 1988 году, ВВП СССР достиг пикового уровня – 60% от ВВП США – в 1977 году. Хотя СССР тратил 15-17% ВВП на оборону, то есть в три раза больше, чем США, его подушевой доход достигал лишь половины от американского уровня.

Напротив, сегодня ВВП Китая и России вместе взятых равен примерно 77% ВВП США в текущих долларах или 137% в пересчёте по паритету покупательной способности. При этом США обременены долгами, которые достигают уже $29,2 триллионов. Соотношение госдолга к ВВП в Америке сегодня составляет 122%, что выше пикового уровня, наблюдавшегося во время Второй мировой войны: 119% ВВП.

Немецкий государственный деятель XIX века Отто фон Бисмарк заметил однажды, что всего желательно быть частью группы из трёх стран в мировом порядке, в котором доминируют пять государств. А бывший госсекретарь США Генри Киссинджер развил эту мысль: если в мировом порядке доминируют три страны, тогда надо стремиться попасть в группу из двух.

Америке следует не изолировать себя, отчуждая Россию и Китай, а взаимодействовать с ними на равной основе, прежде всего, прояснив чувствительные вопросы, касающиеся буферных территорий и границ. США должны хорошо понимать, почему Россия столь озабочена вступлением Украины в НАТО, и почему Китай не собирается признавать никаких деклараций о независимости Тайваня и не согласится с милитаризацией этого острова иностранными державами. США не собирались терпеть советские ракеты на Кубе в 1962 году, не так ли?

Американская гегемония закончилась. Но вполне достижим стабильный глобальный баланс сил. Теперь ход за Байденом.

Эндрю Шэн – почётный сотрудник Азиатского глобального института (AGI) при Гонконгском университете, член Консультативного совета ЮНЕП по вопросам устойчивых финансов. Сяо Гэн – председатель Гонконгского института международных финансов, профессор и директор Института политики и практики в Шэньчжэньском финансовом институте при Китайском университете Гонконга.

Copyright: Project Syndicate, 2021. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Политика

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33