Облако в шкафах
Поддержать

Облако в шкафах

Каким будет развитие облачных технологий в Казахстане и сможет ли республика обеспечить информационную безопасность, несмотря на рост внешних и внутренних кибер-угроз? Мы продолжаем разговор с известным казахстанским İT-специалистом, генеральным менеджером ТОО «Академсеть», владеющим одним из коммерческих дата-центров в Алматы — Ahost.kz Тахиром Такабаевым.

— В госпрограммах развития ИКТ и ПФИИР был специальный пункт о необходимости строительства в Казахстане вычислительных центров, как основы инфраструктуры для отечественных ИКТ. Как обстоит дело на практике?

-Госпрограмм у нас много хороших и разных. Те программы, на которые вы ссылаетесь, уже вроде как «успешно» завершены, с точки зрения заложенных в них индикативных показателей. Я далек от госпрограмм, но мое частное мнение, что если индикативные показатели Программы достигнуты, бюджет потрачен, а на практике эффект не виден, то, наверное, индикативные показатели были заложены сомнительные. И бюджет как бы потрачен зря… А может составители госпрограмм были как-то связаны с их исполнителями. Как бы то ни было, в этих госпрограммах ответственными за реализацию были назначены операторы с государственным участием, и там были заложены бюджетные деньги на строительство ЦОД. Один из которых в Павлодаре на 300 шкафов, введенный в эксплуатацию 3 года назад. От коллег я слышал, что с загрузкой у них не густо. Возможно, поэтому везде муссируется тезис о том, что Казахстану не нужны ЦОДы. Но, например, в моем ЦОДе, сопоставимом по мощности с павлодарским, загружено 5 из 6 серверных комнат первой очереди.

А вообще сейчас в активной фазе находятся не названные госпрограммы, а программа «Цифровой Казахстан 2020». Там есть интересные цифры. Например, ожидается, что наши ИКТ дадут 4% ВВП. Для справки: только Рунет — без учета выручки операторов связи — дает 2% ВВП. Или ожидается что в 2017 году, то есть на следующий год, 60% образовательных ресурсов будут электронными. Заложены вот такие показатели: доля населения, обеспеченного «электронными медицинскими картами» в 2017 году — 60 %, в 2020 году — 100 %. Доля электронной коммерции в общем рынке товаров и услуг в 2017 году — 7 %, в 2020 году — 10%.

Доля оборота казахстанских интернет-магазинов в общем обороте товаров и услуг, оплачиваемых электронно, в 2017 году — 30 %, в 2020 году — 40%, доля населения, удовлетворяющая основные информационные потребности за счет отечественных СМИ — по данным социологических исследований- 64% в 2017 году, 70% — в 2020 году.

Достаточно сомнительные, скажу я вам, показатели. Будем надеяться, конечно. Но я скажу, что все эти показатели без инфраструктуры ЦОД не достичь. Казахстану нужно много мощностей ЦОД.

— Как Вы в целом оцениваете роль операторов с государственным участием в развитии облачных технологий в Казахстане?

— Как физическое лицо я общаюсь, в основном, с АО «Казахтелеком» и АО «Транстелеком». АО «Транстелеком», созданное за счет средств АО КТЖ, только недавно стало активно расширять клиентскую базу в виде физических лиц. А вот АО «Казахтелеком» еще в 1997 на основании знаменитого Постановления правительства №666 получило в свое ведение всю клиентскую базу отрасли связи бывшего КазССР. Долгое время он был монополистом рынка связи РК. Сейчас считается доминантом на рынке, а его монополия становится вредной. Это очевидно. Почему-то некоторые специалисты утверждают, что Интернет развился в РК массово благодаря технологии ADSL внедренной в 2004-2010 годах АО «Казахтелеком» на свою клиентскую базу телефонных абонентов, полученную по результатам вышеупомянутого Постановления правительства. На самом деле открытые сети развивать в РК стали задолго до появления самого АО «Казахтелеком». А в период массового продвижения технологии ADSL, вторичные операторы еще 10 лет назад продвигали в городах РК технологии ETTH (Ethernet до каждого клиента), с гораздо большими скоростями. Они же предлагали рынку и более продвинутую версию технологию FTTH. Но поскольку сам трафик в Интернет покупали у монополиста магистральной связи, их предложение в итоге проигрывало, и, понятное дело, они как бы по рыночному уступили долю рынка. Но дело в том, что и АО «Казахтелеком» и АО «Транстелеком» сейчас, спустя 10 лет, как достижение, не без господдержки, продвигают технологию FTTH (fiber to home). Нужное дело. Но самый главный ресурс – время, упущен. Рынок пользовался маленькими скоростями, тогда как надо было увеличивать скорости внутри Казнет. То есть, в принципе, можно отстроить логику так, что государству нанесен ущерб в особо крупном размере — ради не самой большой прибыли одного оператора. Добавлю к сказанному и про так называемый пиринговый центр обмена трафиком Kaz-IX. То есть — точку обмена трафиком между операторами связи. Этот центр находится на территории АО «Казахтелеком» в Алматы. Я уж не буду говорить, что к центру нет подключения ни такого крупного провайдера, как группа Билайн, туда не дали подключиться и моему Дата-центру. Видимо, коллеги совсем не хотят, чтобы инфраструктура современного ЦОД была доступна в Казнет. Но хочу лишь сказать, что АО «Казахтелеком» анонсировал емкость своих каналов связи на внешние ресурсы более 900 gbit/sec, а на обмен с другими операторами скорость по Казахстану в сотни раз меньше. И ввиду ограниченности этой скорости, трафик на внутренние в РК ресурсы продается. Причем стоит немало. Как следствие, клиентам выгоднее разместить видео на Youtube, а не в Казахстане. В результаты мы и получили пустой ущербный Казнет.
Эту политику надо менять. Особенно операторам с госучастием. Стране нужны точки обмена трафиком операторов во всех областных центрах страны, к которым бы все они были обязаны подключиться на максимальной скорости своей сети. К слову сказать, мировая практика показывает, что удвоение скорости широкополосного доступа в Интернет (ШПД) дает прибавку 0,1-0,2% ВВП. А если увеличить скорости внутри РК в 5 раз, можно получить прибавку в 1% ВВП.
Как я говорил, скорость — это одна из составляющих триады, определяющих облачные сервисы. То есть , если скорости в РК не возрастут, то в дополнение к «мертвому» Казнету, мы получим отсутствие казахстанских облачных сервисов. Поэтому я считаю, что надо увеличить скорости внутри РК. Сделав внутриказахстанский трафик бесплатным для всех игроков рынка. Как в свое время Рузвельт для выхода из депрессии начал строить автодороги, так и нам надо, в целях оживления Казнета, увеличить скорость хождения внутриказахстанского трафика.

По соглашениям с ВТО нас ждут перемены на рынке магистральной связи. Придут игроки, рядом с которыми АО «Казахтелеком» — не самый сильный. У них очень сильная облачная инфраструктура. А государство еще до их прихода фактически дало купировать внутренний рынок облачных сервисов.

— Кто сегодня, в основном, пользуется услугами коммерческих ЦОД?

— В моем ЦОД стоит оборудование нескольких крупных казахстанских банков, добывающих компаний, эмитентов биржи KASE, 1с-серверы небольших алматинских компаний, оборудование 9-ти операторов связи, онлайн проекты, платежные сервисы. Я отстаиваю концепцию локального коммерческого независимого ЦОД. Слова независимый и коммерческий, думаю, понятны. То есть, мы работаем на свои деньги небесплатно. Независимый, это значит в нашем ЦОД можно подключиться к каналам связи нескольких операторов. Например, в соседней РФ из первых 25 ТОП- ЦОДов только 6 принадлежат так называемым «чистым операторам». Остальные — независимым интеграторам. Я думаю, за ними будущее. И, немаловажно, что я отстаиваю концепцию локального ЦОД. То есть, помимо каналов связи операторов, мы ориентированы на локальные каналы связи, например — прямой кабель или скоростная радиолиния, которые, по определению, в разы дешевле каналов связи наших операторов связи. Те же банки смогли ко мне проложить свой кабель, а в Павлодар им накладно тянуть. Я считаю, что в РК должно быть много локальных ЦОД. Как минимум, в каждом райцентре, а у нас более 150 райцентров. И по нескольким крупным городам и в мегаполисах. В райцентрах можно поставить модульный, или контейнерный ЦОД. В городах — более мощные версии. Это будет одно распределенное казахстанское облако, если их еще связать грамотной сетью, то будет очень отказоустойчивое облако. Без цифровой поддержки в 21 цифровом веке независимому Казахстану не обойтись. Почему банки — первые клиенты? Потому что их Нацбанк заставляет иметь резервный ЦОД. Основной они оборудуют по полной программе, а резервный предпочитают брать из числа коммерческих. Если госорганы потребуют от учреждений образования и здравоохранения, чтобы их İT-инфраструктура соответствовала уровню пресловутой тридцатки развитых стран, то можно надеяться, что в ЦОДах будут размещать свои серверы и все объекты образования и медицины, и предприятия МСБ. А есть еще проекты Безопасный город, Интернет вещей, и много других сфер для применения ЦОД. При таком подходе можно надеяться на развитие индустрии.

— Оцените перспективы рынка облачных технологий в Казахстане?

— Как я сказал, драйвером рынка облачных сервисов в РК может стать закон о персональных данных и, наверное, еще новый закон об авторских правах — это если говорить о развитии сервиса SaaS – Программное обеспечении в аренду. Я уверен, что облака рано или поздно придут в Казахстан, и будут доминировать в нашем ИКТ секторе. Весь вопрос, чьи это будут облака. Пока, к сожалению, не все так радужно.

Комментариев пока нет

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.