суббота, 22 января 2022
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Глава МИД рассказал о январских событиях на заседании в ОБСЕ Казахстанцы могут сообщать о завышенных ценах на продукты - эксперты Колебания в нефти привели к снижению тенге Тоқаев: Еліміздегі білім жүйесін өзгерткім келеді Айдос Сарым: Решение Европейского Парламента является элементом политической игры Страховые компании Казахстана упростили рассмотрение страховых случаев О чем говорил Токаев на встрече с бизнесменами? Халықтың жартысының табысы 50 мың теңгеден аспайды - Тоқаев АО «Ак Алтыналмас» повышает заработные платы сотрудникам Кенес Ракишев и Асель Тасмагамбетова перечислят Т1 млрд в фонд «Қазақстан халқына» Генпрокуратура опубликовала номера дежурных прокуроров для жалоб казахстанцев Открыт прием заявок для бизнесменов Казахстана на возмещение ущерба - НПП «Росатом» Қырғызстанда АЭС салады МИД отреагировал на заявление Европарламента с критикой в адрес властей Казахстана Франция Әблязовқа тағылған айыпты алып тастауға шақырды Европарламент призвал расследовать события в Казахстане и ввести санкции Юристы Казахстана выдвинули требования президенту Токаеву Известный марафонец выиграл иск по делу о «защите чести и достоинства» первого президента Казахстана Европарламент призвал к международному расследованию событий в Казахстане, призывая наказать чиновников Активисты группы #НЕТУТИЛЬСБОРУ требуют проверки на наличие коррупционной составляющей АО «Жасыл Даму» Сауд Арабиясында рекордтық суық тіркелді Скончался Толеубек Аралбай - заслуженный артист Казахстана Мәсімовтың туысы лауазымды қызметінен босатылды В Алматы полицейские обнаружили тайные захоронения боевиков В Казахстане приходится всего 38 военных на 10000 человек

Арман Шураев: «У Токаева все еще есть шанс стать Ататюрком, но для этого ему придется стать политической сиротой»

Общественный деятель и предприниматель Арман Шураев считает ввод сил ОДКБ худшим решением. В то же время, он поддерживает президента Токаева в его войне с олигархатом и уверен, что ему обеспечена общественная поддержка. Но для этого нужны новые управленцы и новый парламент.

– Мы с вами разговариваем в очень драматичный период для Казахстана. В связи с этим первый вопрос – какова ваша трактовка событий, которые произошли с 3 по 10 января?

– Как вы знаете, все началось с безобидных мирных митингов в Жанаозене с вполне с внятными требованиями экономического характера, прежде всего связанных с ценами на газ. Но уже на следующий день появились требования политического характера, а к протесту подключились другие регионы. В Алматы началась попытка полностью дискредитировать мирные процессы. Положением воспользовались некие силы, за которыми стояли уже бывший руководитель КНБ господин Масимов и другие кукловоды. Их цель состояла в том, чтобы осуществить переворот и сместить президента Токаева.

– Как вы думаете, почему всё-таки вот митинги начались на западе Казахстана, а уже потом эпицентр переместился в Алматы и вообще в южные регионы? Если речь идёт о государственном перевороте, то почему целью не была столица страны?

– Экономическая и социальная ситуация всё это время только ухудшалась. Причём, олигархические группировки, которые у нас остались в наследство от елбасы, прекрасно понимали, что у них остается все меньше времени, чтобы подзаработать, воспользовавшись резким повышением цены на газ и другие энергоносители, как об этом предупреждали общественники. То же самое можно сказать о наболевшей теме утильсбора, петицию об отмене которого подписали более 50 тысяч человек. Молчали только доблестные депутаты нашего парламента, «Нур Отан» и другие партии. Обстановка накалялась, понятно было, что это всё взорвётся. В один день это и случилось.

– Почему все-таки эпицентр переместился в Алматы, а не в Нур-Султан?

– Алматы – традиционно самый протестный город. В Астане же много госчиновников, много людей, которые кормятся с бюджета, работают нянечками, водителями, денщиками, держателями зонтов у нашей элиты. Поэтому здесь протестного электората практически нет. Хотя мы видели, что в первые дни протеста и в Астане вышел народ, заполонил улицы. Это также был мирный протест. Что касается Алматы, если доверять словам Токаева, то в ее окрестностях в последние годы были лагеря, в которых тренировались боевики, радикалы и прочее. Конечно, разговоры про 20 тысяч террористов – это сказки. Думаю, что здесь Токаева ввели в заблуждение комендант Алматы, силовики, которые сами осрамились. Поэтому, достаточно было нескольких сотен человек, чтобы перевернуть с ног на голову абсолютно все.

– Арман, два года назад вы в интервью нашему изданию сказали буквально следующее: «Мы штампуем на деньги налогоплательщиков тех, кто их же потом сажает сотнями в автозаки. Неужели они думают, что, штампуя людей в погонах, они решат проблему своей защиты? Ментовская натура такова, что может сдать в самый неудобный момент». К сожалению, эти слова оказались пророческими, и силовики не только не защитили, но и усугубили ситуацию. Какой вывод на ваш взгляд, исходя из этого, должны сделать для себя президент и правительство?

– Мне очень жаль, что мои слова оказались пророческими. Но на самом деле, всё это время правоохранительные органы занимались только защитой собственности и прав лишь определенной кучки больших людей, в частности «семьи» и приближённых. Поэтому от них ничего другого нельзя было ожидать. Я и сейчас уверен, что все эти Таймерденовы, которые якобы защищали здания РОВД, ДВД, должны предстать перед военным трибуналом, потому что защищали свои здания, но не город. В Алматы, наверное, на один квадратный километр плотность людей в погонах выше, чем в любом другом городе Казахстана. Все эти люди получали зарплату, периодически выезжали на стрельбище, проходили какие-то аттестации. И почему они не смогли защитить город – это очень большой вопрос. Поэтому, если президент не хочет снова попасть в такую ситуацию, я думаю, нужна тотальная чистка всех этих генералов, руководителей ДВД и т.д. Надо набирать новых, как это делалось в той же Грузии.

– До сих пор, несмотря на официальные объяснения, нет однозначной оценки по поводу решения о вводе войска ОДКБ. Всего было введено чуть более 2000 военных, около 200 единиц техники. Неужели, даже с учетом неоднозначной позиции силовиков, мы не могли справиться самостоятельно? Как вы оцениваете само решение и его последствия?

– Считаю, что это было худшее решение. Под Алматы в Отаре находится огромная воинская часть – это более 5000 военнослужащих, в Капчагае находится десантно-штурмовая бригада – это еще более 2000 хорошо подготовленных и обученных десантников, в Сарыозеке находится точно такая же огромная бригада. Только эти воинские части, о наличии которых знает почти каждый, представляют значительную силу. И вот сегодня я читаю в российских СМИ, что их десантники за 48 часов обезвредили половину боевиков в Алматы. Спрашивается, а где были наши казахские десантники, что они делали?

Если Токаев говорил о тотальном предательстве или измене родине, то, возможно, наши военные тоже поступили как Масимов, когда без боя сдавали здания КНБ, оставляли арсеналы оружия и т.д. Хорошо, министр обороны вновь переназначен, к нему никаких претензий нет. Но что произошло с другими нашими вояками – это первый вопрос. Второй вопрос – почему мою землю должны топтать сапоги российских, белорусских и армянских десантников? Сам я, мягко говоря, никогда не был поклонником ни господина Путина, ни господина Лукашенко. Они диктаторы и всему миру известно, что у них руки по локоть в крови. Путин – это человек, который дал команду убить Немцова, Политковскую и т.д. Лукашенко, это идиот, который под угрозой посадил самолет европейской авиакомпании для того, чтобы арестовать одного-единственного оппозиционного журналиста. И мы с такими диктаторами и с их войсками имеем дело, да ещё и благодарны им за это.

Пригласив силы ОДКБ, мы открыли ящик Пандоры. В каком смысле? Завтра Россия скажет, что Украина вероломно напала на русский город Ростов, и вот мы призываем все силы ОДКБ помочь нам. И что? Наши казаки поедут воевать с украинцами? Или Лукашенко скажет, что Польша вероломно напала на Беларусь и что наши казахи должны ехать воевать с поляками? Тот же Никол Пашинян, который сам пришёл к власти на волне протестов и революции в Армении, может сказать, что азербайджанцы нагло нарушили все договорённости и напали на нас – что тогда? Наши дети должны лететь в Армению и стреляться с азербайджанцами, нашими братьями по крови? Создан прецедент, и завтра очень легко будет любому авторитарному режиму прикрыться какими-то иностранными террористами, а мы будем обязаны отправлять наших мальчишек на бойню за чужие идеалы, за чужой диктаторский режим. Вот и всё.

Да, я понимаю, что, возможно, у президента не было времени. Но, прежде чем ввести иностранные войска на свою территорию, он должен согласовывать это решение с парламентом, как это положено по закону. И вообще, мы должны исключить ситуацию, когда один человек принимает решение за всю страну. Я думаю, это должно стать уроком на будущее, в первую очередь, и президенту, и всем нам, гражданам нашей страны.

– Есть аксиома: самые большие проблемы страны находятся не снаружи, а внутри нее. На днях президент Касым-Жомарт Токаев выступил с программным заявлением, где озвучил довольно смелые шаги по выходу из кризиса. Удастся ли ему их реализовать с правительством, состав которого практически не изменился?

– Очень сомневаюсь. Полагаю, у Токаева не было времени, как и собственной скамейки запасных для того, чтобы очень быстро поменять кадры. Практически все правительство осталось прежним. Тот же Алихан Смаилов работал в этом же правительстве, которое полностью себя дискредитировало. Поэтому, я очень разочарован. Или тот же Ералы Тугжанов, который полностью провалил абсолютно работу, а когда он ездил на мирные протесты, его освистали, а потом взяли в заложники. Все эти марафетчики, которые работали при елбасы, ничем себя абсолютно не проявили, кроме лизоблюдства. Абсолютно непонятна логика этих назначений. Когда людей с нулевым авторитетом опять назначают в это правительство, они наступают на те же грабли. Понятно, что никакой каши президент с этим правительством не сварит.

– Тем не менее, главой государства принято достаточно смелое и долгожданное решение, например, об утильсборе и РОПе. Многие наблюдатели считают, что таким образом Токаев наступил на территорию активов т.н. «первой семьи». Действительно ли это так?

– Это очевидная вещь. На самом деле, утильсбор – это косвенный налог, который платили все казахстанцы – автолюбители, крестьяне. Все эти деньги уходили в карман Алии Назарбаевой уже много лет. К сожалению, я могу сказать, это и наша вина, в том числе и моя. Предполагалось, что эти средства должны идти на то, чтобы у нас строились большие мусороперерабатывающие заводы, но ничего не было сделано, просто тупо собирались деньги, которые тратились непонятно на что. Очень жаль, что подобные ошибки исправляются запоздало. Ведь, если решение по утильсбору было принято до нового года, может быть, удалось бы избежать протестов и связанных с этим смертей. Очень жаль, что все изменения, о которых говорил наш президент, произошли только после того, как пролилась кровь, после того, как наш любимый, самый лучший город Казахстана – Алматы, оказался в огне и бардаке.

– Самыми цитируемыми словами Касым-Жомарта Токаева в его выступлении были следующие: «Благодаря первому президенту Елбасы, в стране появилась группа очень прибыльных компаний, и прослойка людей, богатых даже по международным стандартам». Означает ли это, что Токаев, объявляет войну олигархату?

– Я оцениваю это как очень мужественный и смелый шаг, достойный главы государства. Глава государства должен быть именно таким, для него не должно быть никаких авторитетов, кроме собственного народа. Олигархат давно вышел за все мыслимые и немыслимые рамки. Мы уже перестали удивляться тому, что в списке Forbes находится все дети елбасы, зятья и дети приближенных к президенту, госслужащие, которые вдруг, почему-то оказались в списке Forbes. Вчера, когда выступал Токаев, вы обратили внимание на физиономию Нигматуллина? Этот человек сидит на госслужбе всю свою жизнь и, оказывается, как утверждает Жанболат Мамай, у его семьи 220 предприятий. Ну откуда у человека, который честно работал на госслужбе, 220 видов бизнеса или предприятий? Я думаю, такие персонажи должны на коленях просить прощения у народа, не у елбасы, не у Токаева, а именно у народа и возвращать всё, что они награбили за все это время.

– Но вы же понимаете, что политики, объявившие войну олигархическим группам, редко добивались победы? Как правило, побеждали деньги…

– Давайте в качестве примера возьмем Южную Корею. Ей же как-то удалось без войны, без кровопролития урезонить олигархов и построить прекрасную страну. Или Сингапур, в котором, кстати говоря, Ли Хуан Ю, пересажал половину своей родни, пересажал половину своих друзей, одноклассников, и добился успеха. Есть хорошие примеры. Поэтому нужна политическая воля. Вы помните, когда Токаев только стал президентом, я опять же в интервью вам говорил, что у него есть шанс стать казахским Ататюрком. Я до сих пор верю и надеюсь, что у него сохраняется такая возможность. Касым-Жомарт Кемелевич на этой должности должен стать вообще политическим сиротой. Ему надо отказаться от своей родни, соплеменников и т.д. для того, чтобы не наступить на те же грабли, на которые наступил предшественник. Поэтому всё зависит от политической воли одного человека.

– К сожалению, мы по-прежнему находимся в информационном вакууме касательно того, что на самом деле происходит в верхах. Судя по косвенным сообщениям, всё-таки более вероятен сценарий «договориться». Как вы думаете, может быть действительно стоит договориться, или всё-таки нужны какие-то хирургические меры?

– На самом деле, договариваться, возможно, уже не с кем. Во-вторых, если опять начнутся договорённости, мы вновь вернёмся к бардаку. Поэтому я сторонник того, чтобы у нас не было вообще никаких возможностей договариваться. У нас должна быть система сдержек и противовесов, должен быть независимый парламент, должна быть независимая судебная система, должны быть чистые и прозрачные законы. Вот и всё. И тогда не надо будет не с кем договариваться.

– Неким воплощением компромисса может стать фонд «Казахстан Халкына». Но не кажется ли вам его создание несколько противоречащим правовым нормам? Если это неправительственный фонд, то пожертвования в него должны быть добровольными. В текущей интерпретации это предполагает, что его донорами должны быть те олигархи, чей капитал является нелегитимным, а значит, по сути его доноры признаются в этом.

– Мне абсолютно не жалко наших олигархов, которые все эти годы были бенефициарами нашей добывающей промышленности, нефтянки, газа. Уверен, что такую работу надо ввести. Другое дело – кто будет у руля этого фонда и какие у него будут полномочия? Сейчас, в эпоху цифровизации, цифровые следы остаются абсолютно везде. Поднять всю эту бухгалтерию, эти сверхприбыли за последние 10-15 лет не составляет проблемы. Конечно же, нужно возвращать в экономику все те разворованные десятки и сотни миллиардов долларов. Да, правовая коллизия присутствует, но требования справедливости все же перевешивают, ресурсы для восстановления и подъема страны нужны незамедлительно. Ведь все эти погромы, акты мародёрства делали наши с вами граждане – это молодые ребята, которые родились уже при независимом Казахстане. Им по 20-30 лет, но они не видели в этой жизни ничего хорошего. Вот эти люди, которых пренебрежительно называли социальными аутсайдерами, таковыми стали потому, что нет просвета, нет заводов, фабрик, обещанных Келимбетовым и Исекешевым, где они могли бы расти. Сейчас нужно к ответу призывать всех, кто рулил у нас всеми этими холдингами, кто отчитывался об этих сотнях заводов, в которых елбасы перерезал ленточку и т.д. И не просто пальчиком погрозить, но и заставить вернуть деньги в бюджет.

– Некоторые считают, что людям нужно зрелище, некая показательная порка, чтобы показать, что ситуация действительно меняется. Или это проявление популизма?

 – Это популистская идея. Я наблюдаю, как депутаты мажилиса, сената, которые молчали все эти дни, сейчас призывают сплотиться вокруг Токаева. Это типичное клише советской эпохи, когда лизоблюды переобуваются на глазах. Я разочарован тем, что президент не распустил парламент, где собрались люди, лебезившие перед начальством, чтобы попасть в заветные списки от «Нур Отана», «Ак жола» или ещё от кого-то. Но эти люди абсолютно ничего не могут сгенерировать, кроме того, как быть слугами двух господ – елбасы и прямого начальника. Теперь они занимаются тем же самым. Это так смешно, но это и страшно. Таких подхалимов у нас, как выяснилось, очень много, и не только среди депутатов, но и среди журналистов, блогеров, которые пишут посты за 50-100 тысяч тенге, торгуя своей совестью, пытаясь вписаться в новую систему координат путем открещивания от бывшего патрона, которого они еще недавно называли солнцеликим.

Не нужно никаких нюрнбергских процессов. Сегодня я узнал, что похоронили пожилую пару, которая в Алматы попала под обстрел, погибла семья в Талдыкоргане… Каждый случай смерти нужно расследовать, каждый арест… Мы убедились в этом на примере кыргызского джазового музыканта, которого заставили признаться во всех грехах. В каждой области нужно создавать независимые комиссии, в которые должны войти представители общественности, местные уважаемые люди, независимые активисты. Каждый случай, связанный с арестами, необходимо рассматривать под лупой и принимать решение. При этом, если надо, то привлекать к ответственности полицейских и военных.

Да, Токаев в Алматы встретился с семьями погибших военных и полицейских, но я думаю, что ему надо было встретиться с родителями детей, которые погибли под пулями, с детьми этой пожилой пары, которая погибла под пулями… Почему мы должны отдавать дань уважения и памяти только людям в погонах? Когда они надевали погоны, давали присягу и знали, что готовы умереть. Но каждую смерть обычных людей нужно обязательно расследовать.

Мы не должны допускать того, чтобы депутаты парламента, эти лизоблюды, которые пытаются сварганить нового елбасы, правили бал. Я вот этого боюсь. Мы должны объединяться вокруг народных интересов, а не одного конкретного человека, который завтра может повторить путь елбасы. Надеюсь, у Касым-Жомарт Кемелевича есть всё, чтобы руководить страной и не допустить фатальных ошибок. Но если он поддастся на уговоры льстецов, пытающихся сотворить из него ещё одного кумира, он может закончить бесславно.

– Что сейчас будет с «Нур Отан», руководство которого хранит молчание, как и, впрочем, и другие партии?

– Еще года три назад я говорил, что «Нур Отан» без елбасы – это чемодан без ручки. На самом деле оказалось, что и без елбасы, и без Токаева это абсолютно никому не нужная структура. Единственные здания, которые не жалко в Алматы, это офисы искусственно созданных партий. Опять же, мне жаль, что Токаев, озвучив экономические поблажки, ни слова не сказал о политических реформах. Он лишь вскользь упомянул о политической модернизации. Это, я считаю, большая ошибка. На самом деле, у нас должна быть политическая свобода, свобода на регистрацию партий. Все прежние партии нужно распустить. В первую очередь это касается бывшей коммунистической партии, которая сейчас прячется под названием «народная».

Почему бы людям, которые уже много лет не могут зарегистрировать свои партии, не дать эту возможность? И конечно, к этим партиям нельзя подпускать олигархические группировки, как это сделал господин Зеленский в Украине. Политическая свобода, наличие в парламенте представителей разных политических взглядов – это очень важно. Пусть там будут ватники, пусть там будут национал-патриоты, пусть там будут социалисты… Если бы эти люди говорили все, что думают, возможно, и не было бы протестов. Пока же ответственные за идеологию в Акорде, кроме автомата Калашникова, ничего не умеют делать и убеждают президента давать прохода оппозиции, не распускать парламент. Они боятся за свои кресла, но ни в коем случае не переживают за страну. Если бы у нас не было оголтелой коррупции, олигархата, если бы у нас в парламенте сидели люди, которые говорили об этом во весь голос, были бы независимые СМИ, все было бы иначе.

Тот же спикер Нигматуллин возглавляет парламент, который единогласно проголосовали за новое правительство. Что это за парламент такой, который единогласно голосует? Я такое видел только в Советском Союзе, и оно так и осталась у нас, через 30 лет. Это стыдно. Мы должны распустить этот никому не нужный парламент, эту нотариальную контору, которая ничего не генерирует.

Ещё удручает тенденция, которая наметилась на госканалах – там сидят всякие Кривошеевы, Ошакбаевы, Сахарияновы и говорят о том, что те, кто выступает против года войск ОДКБ, это чуть ли не соратники террористов. Вот до чего договорились! Я просто представил, как это было в 1937 году. Если меня слышат Аскар Умаров, нынешний министр информации, гоните в шею этих псевдо-экспертов, этих лизоблюдов, которые у вас сейчас хедлайнерами сидят на госканалах. Вы сейчас опять пытаетесь казахов против казахов натравить. Случилась огромная трагедия, погибли люди не от рук каких-то инопланетян – это одни казахи стреляли в других казахов, и такая трагедия может повториться, если ничего не изменится в нашей стране.

– Сейчас в очередной раз говорят о новом общественном договоре. Я понимаю, что это большая и сложная тема. Но в чем, на ваш взгляд, должен заключаться такой договор?

– Рецепты прописаны давно, демократии уже существуют столетиями и показали свою эффективность в разных странах. Только мы остались. Почему я говорю, что не выступаю против России, а выступаю против Путина? Россия имела прекрасный шанс стать нормальной, демократической страной, а не Северной Кореей. Вот и сейчас нас пытаются затащить в ОДКБ, всякие таёжный союзы, чтобы оставить в этой Северной Корее. Россия – это Северная Корея, которая рано или поздно развалится на части. Давайте брать примеры с наших Алашородинцев, которые брали пример с Японии. Давайте примем такие же законы против коррупции, но за свободу СМИ и т.д. Рецепты простые и неизменные. Сейчас наступило время, когда никакого общественного договора может и не понадобится, если Касым-Жомарт Кемелевич проявит политическую волю и примет решение о демократических реформах, а не модернизации, о чем мелким шрифтом пишут его помощники.

– Есть ли позитивные итоги?

– Наша власть пребывала в уверенности, что казахи – это стадо баранов, таубисты, шукиристы и ничего не могут. Я поражался мужеству наших братьев киргизов, поражался мужеству украинцев, грузин, которые не терпят несправедливость, которые выходят на улицы и мирно выдвигают свои требования. Как бы не пытались сейчас опошлить мирный протест, я считаю, что нормальных людей, которые хотят перемен, которые хотят жить в нормальной стране, – их намного больше. Я уверен, что трудности, через которые мы прошли, делают наш народ более монолитным. Я надеюсь на это.

Оставить комментарий

Table Talk

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33