суббота, 27 ноября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Елордада тұрғын алаптарының тағы бір бөлігі газға қосылды Казахстанцы больше всего хотят работать в сфере строительства и недвижимости - исследование Шымкентте 7 сынып оқушысы дене шынықтыру сабағынан кейін көз жұмды Из-за нового штамма «ковида» нефть сегодня стремительно дешевеет – эксперт Выживших в шахте "Листвяжная" не оказалось Қазақстанмен Қырғызстан көмір импортын көбейтуге келісті В Туркестанской области предприниматель похитил Т2,5 млрд, выделенные на школьные ноутбуки В Москве Патриарх Кирилл встретился с Мауленом Ашимбаевым Бүгін Арон Атабектің денесі жер қойнауына тапсырылды Товарооборот Казахстана с Китаем вырос сразу на 13% за год Профессия: вместо счетовода и помощника бухгалтера придут радиофотоники и нанофотоники В мире снова набирает силу атомная энергетика Кузбасс шахтасындағы жарылыс салдарынан 52 адам қаза тапты 75% казахстанцев ничего не знают о деятельности НПО Токаев с рабочим визитом находится в Бельгии Доллар давит на фунт стерлингов, флэт выматывает нервы продавцам Алматыдан Талғарға дейін: Құсайынов LRT құрылысы туралы айтты В компании АО «KEGOC» произвели кадровые назначения В Алматы подорожает проезд на общественном транспорте - акимат Қазақстанның бас мүфтиі «Қара жұма» атауын өзгертуге шақырды Ақсу қаласында 11 миллион теңгеге салынған қазандық іске жарамай тұр Американская компания проиграла Казахстану судебный иск на S420 млн В Казахстане будут контролироваться мобильные платежи и переводы Парламент мобильді аударымдарды реттеуге қатысты заң қабылдады В казахстанских колледжах вместо устаревших 50 профессий появятся новые

Стабилизировался ли экономический рост в Китае?

В течение последнего десятилетия экономика Китая напоминала американские горки. Что ожидает страну с началом 2018 года – новый подъем, резкий спад или нечто среднее?

 

Десять лет назад, до глобального экономического кризиса, китайская экономика росла ошеломляющими темпами. Но когда разразился кризис, темпы роста довольно сильно упали. Благодаря стимулированию на сумму 4 триллиона долларов темпы роста вскоре преодолели минимум и снова начали увеличиваться, достигнув в первом квартале 2010 года 12,2% в годовом исчислении.

Вскоре после этого, однако, ужесточение денежно-кредитной политики вновь вызвало снижение темпов экономического роста, что побудило правительство смягчить свою политику и сделать небольшие стимулирующие вливания в конце 2011 года и в начале 2012 года. Это привело к недолгому и небольшому подъему, а в скором времени экономический рост снова начал снижаться, хотя и не столь круто.

Наконец, в 2016 году экономический рост в Китае вновь начал стабилизироваться, составив 6,7% годовых в течение трех кварталов подряд. Последние данные показывают, что в третьем квартале 2017 года экономика Китая выросла на 6,8% в годовом исчислении, что побудило многих экономистов сделать довольно оптимистичные прогнозы на следующий год.

Хотя в финансовой системе Китая имеются опасные уязвимые места, многие китайские экономисты считают, что страна, наконец, вступила в период стабильного годового роста примерно на 6,5% – уровня, который соответствует потенциалу страны. Международный валютный фонд воспроизвел эту точку зрения в своем последнем обзоре «Перспективы развития мировой экономики», прогнозируя рост на 6,8% в 2017 году и 6,5% в 2018 году.

Я менее оптимистичен. На протяжении десятилетий основным двигателем роста были инвестиции в основные фонды,  составлявшие почти половину общего спроса. Сейчас их доля в ВВП Китая превышает 50%, а инвестиции, рассчитанные как остаточное накопление капитала, составляют около 45% ВВП.

Тем не менее, с конца 2013 года рост инвестиций неуклонно снижается, и эта тенденция усилилась во второй половине 2017 года

За первые три квартала 2017 года инвестиции в основной капитал росли в среднем всего лишь на 2,19% в годовом исчислении. В третьем квартале рост инвестиций был вообще отрицательным, составив -1,1%. Таких спадов в Китае не было уже много лет.

С точки зрения структурной перестройки, снижение зависимости Китая от инвестиций в основные фонды можно только приветствовать. Но, как подчеркнул в 2016 году Мартин Волф из Financial Times, Китаю будет очень сложно поддерживать совокупный спрос на фоне ослабления роста инвестиций.

Потребление домохозяйств вряд ли поможет делу. За первые три квартала 2017 года частное потребление выросло на 5,9% в реальном (с поправкой на инфляцию) исчислении – на 0,5 процентных пункта меньше, по сравнению с 2016 годом. Маловероятно, что в 2018 году потребление домохозяйств резко возрастет.

Рост чистого экспорта тоже вряд ли компенсирует снижение инвестиций, не в последнюю очередь потому, что президент США Дональд Трамп по-прежнему склоняется к протекционизму в своих отношениях с Китаем. И хотя Китай, вероятно, продолжит использовать фискальную политику для поддержания спроса, действенность этих мер будет сдерживаться такими факторами, как задолженность местных органов власти и, как следствие, урезание так называемых инструментов финансирования местного правительства. Правительство вряд ли позволит, чтобы бюджетный дефицит превысил 3% ВВП.

Инвестиции в основной капитал Китая подразделяются на три основные категории: производство, инфраструктура и недвижимость

Наибольшую долю составляют инвестиции в производство – 30%. Но они неуклонно снижаются с 2012 года, тем самым ослабляя общий рост инвестиций. И вряд ли он снова возрастет, если только Китай не осуществит какой-нибудь технологический или институциональный прорыв.

Тем не менее инвестиции в недвижимость в течение последних двух десятилетий следовали циклическому шаблону, и в начале 2016 года они сильно возросли, прежде чем снова упасть в 2017 году. Учитывая решимость правительства удержать цены на жилье – которые в разное время вызывали беспокойство по поводу «мыльных пузырей» местного масштаба – мало оснований ожидать, что инвестиции в недвижимость в ближайшее время возрастут.

Таким образом, остаются только инвестиции в инфраструктуру, чья доля в составе инвестиций растет с 2012 года. Но они уже достигли такого высокого уровня, что при продолжении их роста может ухудшиться распределение ресурсов – что противоречит заявленным правительством целям. Добавьте к этому фискальные ограничения и ужесточение финансового регулирования, и дальнейшее расширение инвестиций в инфраструктуру покажется по меньшей мере проблематичным.

Все это приводит к простому выводу: если я не ошибаюсь в интерпретации официальной статистики инвестиций, оптимизм в отношении экономического роста Китая в 2018 году не оправдан. Но это не означает, что перспективы Китая в целом плохи. Если экономический рост упадет намного ниже целевого показателя в 6,5%, правительство будет использовать инструменты макроэкономической стабилизации, несмотря на большие будущие затраты, при этом пытаясь предотвратить превращение финансовых уязвимостей в системные финансовые риски. Более многообещающе выглядит тот факт, что постоянные усилия китайского правительства по развитию инноваций и проведению структурных реформ, скорее всего, приведут к большой отдаче в долгосрочной перспективе.

Все это говорит о том, что экономические  «американские горки» Китая движутся к новому подъему, и что рост в конечном итоге стабилизируется на хорошем уровне. Но, как и в большинстве популярных аттракционов, пассажирам, возможно, придется некоторое время подождать.

Ю Юндин - бывший президент Китайского общества мировой экономики и директор Института мировой экономики и политики при Академии общественных наук Китая, работал в Комитете по денежно-кредитной политике Народного банка Китая с 2004 по 2006 год.

Copyright: Project Syndicate, 2018. www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33