вторник, 19 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Маңғыстаулықтарға бөлінген 1,9 млрд қалай жұмсалды? Казахстанцы скупают недвижимость соседних стран из-за роста цен на жилье на родине Сериал «Игра в кальмара» планирует заработать 891,1 млн долларов Сатпаевта сотталған педофилдер аппеляция берді Каспийскую нефть освободят от таможенных пошлин Дорогая нефть толкает тенге к укреплению Операция «Нелегал-кордон» выявила экстремальное количество нелегальных мигрантов Казатомпром инвестирует в Фонд физического урана. Что это даст? Ювелиры пополнили госбюджет на 800 млн, но теневой оборот в отрасли достиг 90% Министр мұғалімдерге араша түсті Эффективность портфельных компаний «Самрук-Қазына» упала с 55% до 18% Театральные страсти: похищенные миллионы и новый конкурс госзакупок на миллиарды Киноэкипаж успешно вернулся с космоса Казахстан и Афганистан обсудили вопросы торгово-экономических связей Получить пенсию на карту Kaspi Gold стало еще проще В Нур-Султане рассматривается судебное дело сервера «Ashyq» Какой банк профинансирует LRT в Нур-Султане? Нефть может вырасти до 100 долларов за баррель В Казахстане лиц с инвалидностью больше на 32 процента, чем получателей пособий Около четырех тысяч безработных казахстанцев причинили ущерб государству на сумму 47,4 млрд тенге В Казахстане появится социальная сеть для врачей Kazdoctor.kz Российские и казахстанские нацпроекты: найдите пять отличий Почему Сбербанк будет цифровизировать Казахстан, а ВТБ - Россию? Биткоин протестировал уровень 58 тыс. Крупные энергоблоки аварийно отключились в Казахстане

Переход к чистой энергетике: быстрее, чем мы думаем

Глобальный переход от углеродоёмкого ископаемого топлива к более чистым и надёжным возобновляемым источникам энергии, подобным ветру и солнцу, уже идёт полным ходом. Но есть большой вопрос, касающийся 2020-х годов и последующих десятилетий: как быстро он будет происходить?

Медленный переход будет означать, что существующие компании энергетического сектора по-прежнему будут процветать, а мы, несомненно, не сумеем достичь целевых уровней снижения выбросов парниковых газов, установленных в Парижском климатическом соглашении 2015 года. Если же переход будет быстрым, тогда работа существующих энергокомпаний будет в той или иной степени нарушена – и это станет ценой за достижение Парижских целей. Оба сценария выглядят сегодня вполне вероятными, открывая перед нами два возможных пути вперёд.

В новом докладе, подготовленном для Всемирного экономического форума и его Совета по вопросам глобального будущего и энергетики, мы вместе с нашими соавторами называем четыре ключевых направления деятельности, которые определят, какой именно путь мы выберем. Доклад «Скорость энергетического перехода» содержит убедительные доказательства того, что этот переход приближается очень быстро, а все участники глобальной энергетической системы – то есть фактически каждый из нас – должны начинать готовиться к нему.

Одно из направлений, где в постепенном и быстром сценариях имеются различия, это собственно скорость внедрения возобновляемых источников энергии. Когда они начнут заменять существующие энергоресурсы? Для рынков ключевым станет момент, когда за счёт возобновляемой энергетики начнёт происходить весь прирост объёмов поставок энергоресурсов и электроэнергии. По всей видимости, это произойдёт уже в начале 2020-х годов, то есть задолго до того, как ископаемое топливо утратит свою господствующую долю в общих объёмах поставок энергоресурсов. А когда возобновляемая энергетика станет главной индустрией роста в энергосекторе, финансовые рынки начнут активней перенаправлять потоки капитала соответствующим образом.

Второе направление связано с инновациями в энергетических технологиях – будет ли развитие новых технологий линейным (постепенный сценарий) или экспонентным (быстрый сценарий). В генерации электроэнергии солнце и ветер уже обходятся дешевле ископаемого топлива, а электромобили близки к тому, чтобы начать конкурировать по цене с машинами, оснащёнными двигателями внутреннего сгорания. Судя по фактам, барьеры на пути развития электромобилей в обозримом будущем являются преодолимыми. Кроме того, грядут новые волны инноваций; это зарождающиеся, но уже вполне реальные технологии, например, зелёная водородная энергетика. Цены на возобновляемые источники энергии, скорее всего, упадут намного ниже цен на существующие источники энергии, причём очень быстро, что приведёт к экспонентному росту зелёной энергетики.

Третье направление – государственная политика. Будут ли решения властей по-прежнему осторожными, или же они станут более динамичными и амбициозными, по мере того как новые технологии будут открывать возможности для улучшения структуры и работы рынков? Инертность – мощная сила, поэтому уже принятые решения пока ограничены в своих масштабах. Но история учит нас, что бывают переломные моменты: как только наступают подлинные перемены, они обычно быстро охватывают всех – так, например, произошло с законами, запрещающими курение внутри помещений.

Новые технологии уже сейчас предлагают более привлекательные решения для удовлетворения потребностей потребителей в энергии, поэтому власти неизбежно должны будут отреагировать на запросы своих избирателей. Как только достаточное число политиков поймёт, что энергетический переход стоит не очень дорого и, более того, повышает конкурентоспособность (тем самым снижая цены), они изменят правила, управляющие энергетическими рынками, чтобы расчистить путь для уже начавшихся перемен.

Последнее важнейшее направление – это развивающиеся страны. Они могут либо пойти по пути развитых стран с их ископаемым топливом, либо совершить скачок и сразу перейти к новейшим энергетическим технологиям. Таким странам, как Китай и Индия, несомненно, надо будет производить намного больше электроэнергии для своих граждан, а в мире почти у миллиарда человек нет доступа к электроэнергии. Однако это не означает, что развивающиеся страны должны выбирать именно ископаемого топливо с его большими объёмами выбросов парниковых газов. Во многих странах развивающегося мира благодаря мобильным телефонам стало не нужно развивать линии стационарной телефонии, и точно так же повышение финансовой доступности возобновляемых источников энергии может сделать их очевидным главным вариантом в сфере производства электроэнергии.

Факты ясно указывают на быстрый энергетический переход в предстоящие годы. Опасность в том, что ключевые участники этого процесса – власти или инвесторы – не поймут правильно, на каком пути мы находимся, и начнут принимать неверные решения. В этом случае мы все будем вынуждены нести издержки, связанные с ненужными высокоуглеродными активами и ошибочными инвестициями в устаревшие технологии. Хуже того, мы упустим возможность быстро достичь устойчивости и минимизировать риск климатической катастрофы.

Каждый – от инновационного технологического стартапа до существующих энергокомпаний и государственных властей – должен сыграть свою роль, решая, по какому пути мы пойдём. Если все заинтересованные стороны поймут, что глобальный энергетический переход уже начался и происходит быстрыми темпами, мы всё-таки сумеем достичь Парижских целей, а наша планета даст возможность каждому добиться процветания.

Кингсмилл Бонд – стратег по новой энергетике в аналитическом центре Carbon Tracker.

Ангус Маккроун – главный редактор Bloomberg NEF.

Жюль Кортенхорст – гендиректор института Rocky Mountain (RMI).

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org
Статья проиллюстрирована графиком, который вы можете скачать здесь.

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33