четверг, 21 октября 2021
,
USD/KZT: 425.67 EUR/KZT: 496.42 RUR/KZT: 5.81
Арон Атабектің халі нашарлап кетті Казахстанские аэропорты дожигают последний керосин 500 казахстанских женщин стали жертвами бытового насилия Орал әуежайына Мәншүк Мәметова есімі беріледі Казахстан в высокой группе риска - тенге дорожает Әлия Назарбаеваның кітабы: отырыс өткен театр директорына 670 910 теңге айыппұл салынды В Казахстане начнут прививать вакциной Pfizer подростков и беременных Тоқаев: Балаларды бір тілмен шектеудің қажеті жоқ Парламент Казахстана принял закон по защите Каспия Казахстанский уран и бразильский сахар: товарооборот составил $109,8 млн Казахстан и Италия начнут сотрудничать в военной области Минюст готовит изменения в выборном законодательстве Фильм о Назарбаеве презентуют на Римском кинофестивале В Казахстане уменьшается количество крупных и средних компаний Ә.Бәйменов: Сатқындықты да көрдім Тренды и точки роста долгового рынка Казахстана Шымкентте қоқыстан сәби табылды Казахстан на новые Нацпроекты потратит 49 трлн тенге Қазақстан тәліптерге тамақ бермек Дәрігерді жауапқа тарту проблеманы шеше ме? Правительство обещает пополнить Нацфонд до 4 трлн тенге Американский суд наложил санкции на Аблязова и Храпунова В списке оказанных психиатрических услуг на Т20 млдр не оказалось Нур-Султана и Туркестанской области Стамбулда алданған қазақтар қаңғып қалды Почему люди массово бегут из Северного Казахстана?

Как повлияет на Китай вирус Covid-19

ГОНКОНГ – Опубликованный в октябре «Доклад о глобальной безопасности в сфере здравоохранения 2019» содержал мрачное предостережение: «На национальном уровне безопасность в сфере здравоохранения фундаментально слаба во всём мире. Ни одна страна не готова полностью к эпидемиям или пандемиям. У каждой страны имеются существенные пробелы, которые надо устранять». Всего два месяца спустя в китайском Ухане появился новый коронавирус – и он быстро продемонстрировал, насколько были точны оценки этого доклада.

Вирус, получивший название Covid-19, был впервые обнаружен в городе Ухань, однако в течение нескольких первых недель местные власти не воспринимали этот факт с должной серьёзностью. Они совершили множество ошибок, в частности, не сумели осознать скорость распространения вируса, а также не спешили информировать общество об этой вспышке. Более того, местные власти наказывали тех, кто первым стал предупреждать о новой болезни (например, офтальмолога Ли Вэньляна, который позднее умер, заразившись вирусом). 

Лишь 20 января правительство страны начало действовать, когда ещё один врач, Чжун Наньшань, один из героев борьбы Китая с вспышкой другого коронавируса (тяжёлого острого респираторного синдрома, SARS, в 2003 году), выступил с публичным предупреждением о серьёзности нового вируса. Ухань и соседние города в провинции Хубэй (с общей численностью населения около 58 млн человек) сегодня полностью закрыты на карантин. В целом, в Китае сейчас примерно 700 миллионов человек вынуждены сидеть дома. 

Кроме того, правительство Китая мобилизовало более 200 команд медиков со всей страны (в том числе военных), чтобы помочь обуздать вспышку болезни. С беспрецедентной скоростью власти построили три новых больницы и девять временных госпиталей. И они выдали провинциальным, муниципальным и районным властям строгие инструкции, касающиеся улучшения общественной гигиены, изоляции вероятных жертв, а также обмена опытом и экспертными знаниями.

Беспрецедентные меры Китая, судя по всему, позволили замедлить распространение болезни внутри станы. Однако густонаселённый Ухань является ещё и важным транспортным узлом. Здесь расположен крупнейший аэропорт центрального Китая, откуда ежедневно вылетают в среднем около 30 тысяч пассажиров. Это означает, что Covid-19 мог быстро распространиться – и действительно распространился – по всему миру, подвергнув испытанию возможности быстрого реагирования систем здравоохранения во многих странах. 

По состоянию на 25 февраля, Всемирная организация здравоохранения сообщила уже о 80239 случаях заражения в 33 странах и о 2700 погибших (уровень смертности – 3,4%). На долю провинции Хубэй приходится большинство случаев заражения и 95% смертей. 

Южная Корея занимает второе место после Китая по количеству заражённых Covid-19: число подтверждённых случаев достигло 1261. Южнокорейское правительство подняло уровень тревоги в стране до высшего уровня; данный шаг позволяет закрывать населённые пункты на карантин и принимать другие меры сдерживания эпидемии. В расположенном на юго-востоке страны городе Тэгу, где зарегистрировано максимальное число случаев заражения, фактически введено чрезвычайное положение. Третье место в этом списке занимает Япония, где зафиксировано 847 случаев (из них примерно 700 – на одном круизном лайнере).

Вирус также распространяет по Европе. В Италии подтверждены 325 случаев заражения. Страна посадила на карантин более 50 тысяч человек. Даже в Иране наблюдается резкий всплеск количества инфицированных. Надежды, что пандемии удастся избежать, быстро тают. 

Всё это наносит серьёзный экономический урон, поскольку работа глобальных производственных цепочек нарушается, а сектор услуг парализован. Спад в экономике Японии, на которую уже негативно повлияли очередное повышение потребительского налога и тайфун «Хагибис», судя по всему, окажется ещё сильнее.

В Южной Корее, являющейся важным центром глобальных производственных цепочек, компания Samsung Electronics приостановила работу завода по производству смартфонов в городе Куми после того, как анализ на Covid-19 у одного из сотрудников дал позитивный результат. 

Между тем, глобальные инвесторы занервничали, когда компания Apple предупредила о возможном снижении квартальной выручки из-за замедления темпов производства iPhone и закрытия магазинов Apple в Китае. После открытия биржевых торгов в США в понедельник 24 февраля индекс S&P 500 упал почти на 3%. 

Поскольку эскалация вспышки Covid-19 не ослабевает, общемировой ущерб окажется даже более глубоким, не ограничившись нарушением работы производственных цепочек. Внезапное сокращение производства и предоставляемых услуг способствует переменам в потребительском поведении и бизнес-деятельности в Китае: они сдвигаются в сторону интернет-торговли и удалённой работы. Данная тенденция, вероятно, будет наблюдаться и в других поражённых странах по мере распространения вируса. 

Экономические последствия этого сдвига, в том числе изменения в китайском спросе на транспортные и туристические услуги, а также на предметы роскоши, отразятся на всём мире в предстоящие месяцы. Впрочем, ещё более глубокими станут последствия карантина, вызванного вирусом Covid-19, для социальной динамики в стране. 

Уже более месяца беспрецедентное количество китайцев, почти половина населения страны, заперты в своих домах. У них появилось время, чтобы задуматься о влиянии этой болезни на их жизни, на их семьи и общество. Несмотря на все тяготы карантина, они могут рассчитывать на то, что правительство будет надёжно обеспечивать их электроэнергией, водой и онлайн-услугами. Конечно, правительство столкнулось с массой критики в социальных сетях за свои прежние попытки скрыть негативную информацию. Тем не менее, сейчас оно позволяет вести более открытые дискуссии и высказывать своё мнение, о чём свидетельствуют, например, специальные репортажи журнала «Цайсинь». 

Кризис Covid-19 подорвал веру в то, что экономическое процветание способно компенсировать недостатки в социальном благополучии. Смерть в семьях с одним ребёнком может прервать целую генеалогическую линию, а это нечто беспрецедентное в китайской семейной истории. В результате, после многих лет роста количества путешествий и объёмов покупок в оффлайне китайцы, возможно, переориентируются, сделав приоритетом здоровье, дом и семью. 

Истерия в мировых СМИ (иногда с привкусом ксенофобии, вызванной вспышкой коронавируса) может усилить китайское желание заняться самоанализом и самоукреплением, прежде всего, решением проблем с местным здравоохранением, общественной безопасностью и государственным управлением. Эпидемия Covid-19 уже привела к быстрым мерам по ограничению ущерба внутри страны и масштабной смене приоритетов, например, поиску инновационных методов управления денежными потоками бизнеса, выживания малых и средних предприятий, адаптации к сбоям в режиме труда, восстановления ключевых производственных цепочек. 

Впрочем, даже когда эпидемия вируса будет поставлена под контроль, никуда не исчезнут угрозы эскалации геополитического соперничества, технологических сбоев, изменения климата и новых пандемий. Именно поэтому, помимо борьбы с нынешним кризисом, правительству Китая следует проводить долгосрочные, повышающие устойчивость страны реформы в сфере здравоохранения, социальной защиты и механизмов обратной связи. Именно этого ожидает общество – и не меньшего. 

Это касается и всех остальных стран. В эпоху беспрецедентной глобальной взаимосвязанности наши главные проблемы являются общими для всех. Каждая страна должна работать над укреплением своей устойчивости, а иначе никто из нас не будет в безопасности.

Эндрю Шэн – почётный научный сотрудник Азиатского глобального института при Гонконгском университете, член Консультативного совета по устойчивому финансированию при ЮНЕП. Сяо Гэн – президент Гонконгского института международных финансов, профессор и директор НИИ Морского шёлкового пути при Бизнес-школе HSBC Пекинского университета.

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org

Оставить комментарий

Зарубежные эксперты

Страницы:1 2 3 4 5 6 ... 33